Фактологические и мотивационные вопросы

Из всего многообразия вопросов возможно выделить те, каковые фиксируют уже свершившееся воздействие, говорят о наличии какого-либо факта. К примеру, уволился с работы, приобрел цветной телевизор, отдыхал на море, имеет библиотеку и т.д. Это так именуемые фактологические вопросы. Они, в большинстве случаев, четко выяснены во времени: Имели ли Вы постоянную работу в течение последнего года?

Фактологические вопросы являются один из главных типов анкетных вопросов и занимают важное место в социологическом изучении. В первую очередь они увлекательны тем, что, зафиксировав уже свершившийся факт, поступок, воздействие, они уже не зависят в момент вопроса от мнения респондента, его состояния, оценки и пр. Это дает возможность приобрести объективную картину тех либо иных сторон деятельности людей. Так, при определении уровня судьбы тех либо иных социальных групп возможно пойти по пути его определения самими респондентами. Вывод опрощеных о самих себе также воображает интерес и при ответе той либо другой задачи не редкость нужным. Но возможно выстроить совокупность показателей, фиксирующих лишь факт экономического благосостояния, скажем, наличие машины, квартиры, мебели, предметов домашнего обихода и проч., и на базе анализа этих разрешённых вывести неспециализированную объективную оценку уровня судьбы изучаемых групп. Выводы этих двух изучений смогут очень сильно различаться. Не знаю как в других государствах, но в Российской Федерации обожают прибедняться, постоянно занижают уровень собственного благосостояния. И лишь фактологические эти разрешают взять более либо менее правильную картину.

Фактологические вопросы, в большинстве случаев, не воображают трудности для сложности и восприятия для ответа. Действительно, кое-какие из них смогут потребовать и хорошей памяти, и больших умственных упрочнений, в то время, когда исследователь, к примеру, задаёт вопросы о далеком прошлом либо требует произвести суммирование некоторых действий либо их сглаживание: какое количество чашек кофе Вы выпиваете в сутки?, Как в среднем Вы учитесь?, Как в большинстве случаев Вы проводите собственный свободное время? и т.д. Среднее в этом случае — не оценка деятельности, а некое среднее воздействие.

Вследствие этого направляться отметить кое-какие особенности фактологических вопросов, касающихся будущего действия и далёкого прошлого.

Фактологические вопросы, как уже отмечалось, фиксируют свершившееся, свободные от оценки респондента факты. Но тут имеется опасность, в случае если это относится далекого прошлого, что факт (наличия, действия) может восприниматься через качественную оценку обстановки. К примеру, мы спрашиваем, сколько квадратных метров жилплощади имел респондент 15 лет назад. Большая часть из опрошенных не забывает это в лучшем случае примерно. Метраж жилища в данных случаях часто фиксируется через качественные определения: громадная либо маленькая комната, т.е. такая, какой она осталась в восприятии респондента. Соответственно изменяется и представление о метраже помещения. Исследуя в один раз жилищные условия опрощеных, каковые они имели 15 лет назад, мы нежданно узнали, что в зависимости от повышения либо сохранения численности живущих в квартире ее метраж в восприятии жильцов значительно уменьшается либо возрастает. Это возможно растолковать тем, что перенаселенная квартира воспринимается как маленькая, а пустынная — как громадная.

И не смотря на то, что в приведенном примере ответ опрощеных выражался в некоторых количественных единицах, в действительности тут снималась информация об оценке респондентами собственных жилищных условий. Как видим, наряду с этим случилась подмена понятий, в следствии чего полученная информация не отразила той действительности, которая исследовалась социологом.

Разбирать события прошлых лет тяжелее, по причине того, что осознанно либо нет респондент разглядывает их в контексте сегодняшнего дня, современной ситуации и соответственно трансформирует собственный поступок, собственную оценку, честно веря, что так оно и было в действительности. Не просто так прошлое довольно часто думается лучше настоящего.

Другую природу имеют фактологические вопросы, касающиеся будущего действия. В то время, когда социолог задаёт вопросы, как бы поступил респондент, если бы он встретился на улице с хулиганом, то он практически снимает данные не о факте поведения, а установку на воздействие. В случае если респондент отвечает, что в обязательном порядке дал бы отпор (в действительности частенько не редкость напротив), то ответ его отражает не настоящее поведение, а лишь его вывод по этому действию, что далеко не одно да и то же.

Главным недочётом фактологических вопросов есть то, что они не изучают воздействие в развитии, они только фиксируют факт, давая моментный срез. Но для понимания обстоятельств того либо иного явления данной информации довольно часто оказывается не хватает. Вот из-за чего для изучения глубинных истоков того либо иного явления, верной оценки тех либо иных социально-экономических, духовных процессов социологи применяют так именуемые мотивационные вопросы.

Они имеют пара форм и соответственно разное назначение: снимают интенсивность протекания процесса, выясняют мотивы поведения, дают оценку деятельности (через вывод опрощеных), выясняют личностные установки, ценностные ориентации, показывают направленность протекания процесса и т.д.

Интенсивность процесса снимается вопросами для того чтобы вида: как довольно часто, редко, больше, меньше? Скажем: Как довольно часто Вы смотрите телевизор? (варианты ответа: частенько, довольно часто, редко, весьма редко, не наблюдаю телевизор). Вопросы, изучающие интенсивность протекания процесса, употребляются социологами достаточно с радостью, но они тяжелы для анализа, потому, что их интерпретация не однообразна у различных людей.

Что означает продолжительно добираться до дома в условиях громадного и малого города?. И в том и другом случае респонденты смогут ответить, что они тратят большое количество времени, но для для того чтобы города, как Москва, это будет означать приблизительно полтора часа, а для для того чтобы, как, скажем, Владимир, — всего пятнадцать мин..

Что означает довольно часто наблюдать телевизор?. Для человека с высшим образованием это в среднем один-два часа в сутки, для людей с начальным образованием это возможно и пять, и шесть часов. Исходя из этого разбирая ответы типа довольно часто, редко, больше, меньше и т.д., нужно в первую очередь четко знать, как респонденты знают эти слова, потому, что их познание может очень различаться от установки исследователя.

Мотивационные вопросы являются очень привлекательными для социологов. Они довольно часто употребляются при изучении публичного мнения, к примеру, на протяжении выборов.

Мотивационные вопросы дают представление об установках респондента, о том, как он осознаёт и принимает те либо иные события, и т.д. Не вдаваясь в детальный анализ сущности ценности и мотивационного поведения его изучения для социологического изучения, отметим лишь, что они увлекательны в первую очередь как некая совершенная модель поведения человека. Но реальное поведение и идеальное представление — далеко не одно да и то же.

Совершенное представление, организованное на базе прошлого опыта, в конкретном поведении опосредуется настоящей обстановкой, условиями судьбы. Спрашиваем у дам, сколько детей они желали бы иметь. Значительно чаще они отвечают: два-три ребенка. В действительности большая часть имеют одного ребенка, по крайней мере в Москве.

В анкетах так же довольно часто просят респондента оценить престижность той либо другой работы, кое-какие события, действия, выяснить собственный отношение к тому либо иному явлению и т.д. Характерные вопросы: Сообщите, прошу вас, как Вы оцениваете работу Вашего депутата?, Удовлетворены ли Вы собственной работой? и т.д.

Эти вопросы при неспециализированном подходе направлены на выяснение мнения респондента. Как мы знаем, социологи по большей части изучают публичное вывод. Не просто так большая часть вопросов анкет начинаются со слов: Как, по Вашему точке зрения…?, Как Вы вычисляете…?, Какие конкретно возможности, по Вашему точке зрения, имеются…? и т.д. В практике применения мотивационных вопросов нужно указать критерии оценки либо мочь договориться о понятиях. Не выяснив, что исследователь и респондент имеют в виду, как знают то либо иное явление, социолог рискует неадекватно оценить ответы респондента.

Изучая уровень культурного развития каких-либо групп, возможно в принципе ограничиться прямым вопросом: Как Вы оцениваете собственный уровень культурного развития?, предложив респондентам какую-либо шкалу. Что дает исследователю приобретаемая информация, при помощи для того чтобы прямого вопроса, методом самооценивания? Лишь то, что респонденты сами себя оценили таким-то образом. Но как эта информация, соответствует некоторым неспециализированным параметрам уровня культурного развития для данной группы? Единственно, что возможно заявить, что эти по уровню культурного развития, полученные методом самооценки, являются отражением некоторых собственных параметров опрашиваемых.

Подобна информация мало чего стоит, если не выбраны точки отсчета, критерии оценки. Такие параметры устанавливаются и определяются уже вторыми вопросами. Исследователь задает данный критерий, формулируя серию вопросов, к примеру, о наличии предметов культурного потребления в семье, о посещении культурных заведений и пр. Ранжируя по некоей значимости ответы опрощеных, социолог определяет уровень культурного развития изучаемых групп людей. Исследователь может соотнести собственный критерий, уровень культурного развития с уровнем развития как его выяснили сами респонденты и тем самым распознать отклонения, как он завышен либо занижен, как объективна их самооценка и т.д., что позволит найти направление и структуру культурного потребления разных групп опрашиваемых.

Дабы респондент и исследователь говорили на одном языке, осознавали друг друга, в анкете нужно формулировать контрольные вопросы. Скажем, по окончании вопроса Сообщите, прошу вас, громадная ли у Вас дома библиотека? (ответ: Громадная) задается следующий вопрос: А Вы не назовете примерное количество книг в Вашей библиотеке? (ответ: Приблизительно 100 книг). Контрольным вопросом мы определяем, что осознаёт респондент под громадной библиотекой. Разбирая его представление громадная библиотека и соотнося его с общепринятым пониманием либо с пониманием исследователя, возможно выяснить кое-какие качества респондента, к примеру, не хочет ли он представить себя в более удачном свете.

Так, чтобы выяснить правильность понимания респондентом того либо иного явления нужно его соотнести с другим пониманием. Этим вторым пониманием возможно точка зрения самого исследователя. Соотнося ответы опрощеных со своим понятием, социолог может сделать заключение как респондент верно осознаёт изучаемое явление. Но строго говоря ни исследователь, ни респондент не смогут претендовать на то, что их познание действительно, т.е. как познание изучаемого явления респондентом и исследователем сходится с таким пониманием, которое отражает объективную действительность. Социолог, само собой разумеется, может принять собственную точку зрения как подлинную и всецело удовлетворить исследовательские задачи, но это еще не обосновывает того, что его познание соответствует объективной действительности. Для этого нужно ввести третий критерий. К примеру, забрать за базу такое познание явления объекта, которое принято в научной литературе и которое взяло хорошую диагностику в бессчётных социологических изучениях. В качестве критерия возможно забрать познание явлений объекта некоей группой экспертов. Последнее характерно для случаев, в то время, когда нужно выяснить мало созданное понятие. Так создается как бы координационная сетка, где ответы опрощеных находят собственный место и имеют четкие координаты.

Публичное вывод — это особенный мир со собственными диалектикой развития и внутренними законами. Как публичное вывод формируется? Как оно воздействует на поведение и общественное сознание? Какие конкретно объективные процессы отражает? В конечном итоге все определяют люди, наделенные сознанием, волей, владеющие ценностными ориентациями, заинтересованные в ответе тех либо иных неприятностей, имеющие настоящее представление о том, как достигнуть поставленных целей. Со своей стороны объективная реальность, не зависящая от сознания отдельного человека, оказывает действие на формирование общественного сознания и общественного мнения. Сообщение этих явлений весьма сложна и еще не всецело изучена. Но возможно с уверенностью заявить, что лишь всестороннее, пристальное изучение реального поведения и мотивов представления в их соотношении друг к другу разрешает узнать роль того и другого в изучаемой проблеме, распознать обстоятельства конкретного явления.

Часто из-за понимания сущностной разности двух форм публичного бытия, в частности реального поведения и идеального представления, они смешиваются, и тогда мотивы выступают как обстоятельства поведения. Ответы опрощеных по мотивам поведения часто принимаются социологами за обстоятельства, в следствии выдаются необоснованные советы. Совершенное и настоящее поведение людей, их установки и действия смогут не совпадать всецело либо частично и быть кроме того противоположными друг другу.

Очевидно, из сообщённого не нужно, что изучение мотивов поведения не разрешает найти настоящие обстоятельства. Мотивы поведения содержат громадную либо меньшую долю информации, которая отражает в той либо другой степени настоящие процессы, через изучение которых возможно отыскать подход к обнаружению обстоятельств поведения.

Верные вопросы к работодателю на собеседовании

Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector