Естественная история коллективной обороны

Современные виды человекообразных мартышек (орангутаны, гориллы) живут или на деревьях, или под защитой леса, не имеют естественных неприятелей, огромны, могучи и прекрасно вооружены. Шимпанзе — помельче и обитают в более открытых местах, но на большом растоянии от деревьев не отходят. Все они смогут обойтись без коллективной защиты от грозных хищников. Иное дело наземные приматы, обитающие в африканской саванне — колыбели предков человека. Им без сложной оборонительной организации не выжить. Любая особь по отдельности вооружена ненадежно для защиты от леопарда, гиеновых собак и льва, а бегает она медленнее их. Низкая плодовитость не разрешает мартышкам платить хищникам какое количество-нибудь громадную дань.

В этих условиях у собакоголовых мартышек — павианов, бабуинов, гамадрилов — естественный отбор выработал сложную структуру стада. В базе ее лежит твёрдая иерархия самцов. У большинства живущих группой животных, если они обитают в безопасности (к примеру, на деревьях, как орангутаны), либо очень сильно вооружены (как львы), либо весьма скоро бегают (как лошади) , чтобы не было нескончаемых распрей самец-доминант изгоняет остальных самцов, включая сыновей. У собакоголовых же все половозрелые самцы остаются в стаде, образуя его оборонительную структуру.

С подобными проблемами в свое время столкнулись в Восточной Африке и предки человека. Живший в том месте три-четыре миллиона лет назад прямоходящий предок человека — афарский австралопитек — был ростом около метра; поменявший его первый изготовитель каменных орудий — умелый человек — был того же роста. И только следующий вид — прямоходящий человек, показавшийся в том месте же около полутора миллионов лет назад,- был в полтора раза выше. Ранние гоминиды не охотились на больших животных. Так что не смотря на то, что они и имели под рукой заостренный камень, убить им хищника в одиночку, вероятнее, не могли. Это были некрупные, от природы плохо вооруженные существа, к тому же бегавшие медлительно (кроме того в сравнении с павианом), весьма неверткие к тому же не талантливые скоро вскарабкаться на дерево. Следовательно, предположение о том, что они жили отдельными семьями либо маленькими, слабо организованными группами (как гориллы и шимпанзе) не проходит.

Зоологи уже давно осознали, что, столкнувшись в сходной среде со сходными проблемами, предки собакоголовых мартышек и предки человека проделали во многом похожий путь и у них выработалось большое количество сходных программ поведения. Следовательно, социальная организация стадных мартышек саванны доносит до наших дней как бы действующую модель социальной структуры предков человека. А раз это так, то приглядимся к ней повнимательнее.

Павианы обожают ходить строем. Стадо павианов насчитывает пара десятков голов. В местах кормежки и в довольно надёжных местах отдыха стадо находится не кое-как, а особенным порядком — лагерем. Наряду с этим самцы-доминанты занимают центральную и в большинстве случаев возвышенную часть площади, около них концентрируются самки с детенышами, а периферию лагеря защищают самцы-субдоминанты. В случае если обзор недостаточен, кое-какие самцы занимают дозорные возвышения. Все это — защита от неожиданного нападения хищников.

В то время, когда павианы переходят с места на место, они идут в определенном порядке, что возможно назвать походным строем. В середине стада идут самцы-доминанты. Из для того чтобы положения им комфортно обозревать стадо и руководить им. В один момент это и самое надёжное место в стаде при атаке хищника (у мартышек доминанты совсем не планируют рисковать собой без крайней необходимости). Около доминантов идет самая полезная для них и самая беспомощная часть стада: юные самки, самки, несущие детенышей младшего возраста, и несамостоятельные детеныши. Это самое надёжное место в построении. Периферию ядра стада образуют независимые юные мартышки. При опасности по команде доминантов ядро стада будет удирать, но не весьма скоро — из-за детёнышей и самок. в первых рядах стада, на расстоянии видимости, развернувшись полумесяцем, идут самцы второго иерархического ранга (субдоминанты). Это авангард, самоё опасное место в построении. Найдя страшного хищника, авангард развертывается вогнутым оборонительным полумесяцем и пытается задержать его, скоро и слаженно маневрируя. В большинстве случаев авангарду удается отрезать хищника от стада и разрешить последнему убежать. Большая часть хищников затем охоту прекращает: они знают, что субдоминанты дерутся отчаянно и беспощадно, действуют сообща и замечательно взаимодействуют. Ты вцепишься в одного из них, а они все — в тебя. Утратив пять — семь самцов, павианы способны изувечить кроме того леопарда.

Сзади стада, также на расстоянии видимости, идет арьергард — самцы третьего иерархического ранга, закрывающие стадо с тыла. В случае если павианы идут по пересеченной местности и обзор недостаточен, они смогут выделять одну либо две группы бокового охранения.

Любой, кто знаком с армией, сходу вскрикнет: «Это же предбоевой порядок пехоты!» Да, подобное построение на марше думается нам естественным, верным. Оно известно с глубокой древности, так строятся боевые отряды современных «первобытных» народов, того же требуют современные боевые уставы. Исходя из этого очень возможно, что так строились древние первобытные люди и их двуногие предки — австралопитеки. Человек унаследовал эти программы коллективной защиты от прочих опасностей и хищника посредством мужской части группы, соподчиненной между собой твёрдой пирамидальной иерархией и талантливой принимать пара форм пространственного построения, маневрировать и взаимодействовать. В построения определенным порядком, шествия, марши люди играются с детства до старости, и не только люди армейские. А те, кто сам не играется, обожает наблюдать парады, церемонии, шествия, работы. Мы сотнями тысяч планируем на стадионах, дабы наблюдать маневрирование команд , тактика которых в большинстве случаев достаточно совершенно верно воспроизводит атакующее и оборонительное поведение стадных приматов саванны.

Твёрдая пирамидальная иерархия мужчин думается нам самым естественным порядком. В армии она используется сознательно, и никакой другой системы в армии не имеет возможности.

В случае если программы, определяющие поведение при междоусобных конфликтах, проявлении мстительности, нашествии, людоедской охоте, весьма примитивны по стратегии и направлены на разрушение и уничтожение, то программы коллективной защиты от хищника имеют более узкие цели. Боевая группа пытается разгадать план хищника, оценить его возможности, перехватить инициативу и, противопоставив более идеальную тактику, заставить соперника отказаться от осуществления собственного плана. Практически те же цели в отношении верной оборонительной войны ставит и военная наука. В этом случае получается менее нечистая война, соблюдаются определенные правила ведения боевых действий, в них не вовлекаются гражданские, по крайней дети и меря женщины.

Защита территории — святая обязанность каждого павиана. В случае если стадо павианов встречает на собственной территории инопланетян, оно их атакует и изгоняет прочь. Борьба за территорию — очень важная функция самцов. Без хорошей территории стадо не существует, процветание его зависит от ее качества и размеров. Ее необходимо все время пробовать увеличить за счет территорий соседних групп. Исходя из этого территориальные стычки между соседними группами неизбежны. Ведутся они с соблюдением определенных запретов и правил.

Группы предков человека, по всей видимости, также были территориальными, и для них борьба за территорию была неизбежной — со всеми последствиями, включая соответствующие инстинктивные программы. Кстати, дети начинают играться в войну в раннем возрасте, и учить их этому нет необходимости, а дети ведут территориальные войны практически действительно.

Присмотримся для начала, как происходит встреча двух стад павианов на границе смежных владений. Самцы боевого возраста выдвигаются вперед, образуя развернутый полумесяцем строй, останавливаются и принимают позы угрозы. Так же поступают соседи. Иерархи проходят через строй и медлительно приближаются к границе, всматриваясь в иерархов другого стада, идущих навстречу. В случае если встреча случилась на границе и территория не нарушена, а стадо привычное, иерархи, определив друг друга, сходятся для обоюдных приветствий. Люди в аналогичных обстановках ведут себя сходным образом, а время от времени такие встречи — неотъемлемая часть национального церемониала.

В случае если одно из стад нарушило границу случайно, оно отступает, не ждя стычки. В случае если же граница нарушена не просто так и это указывает предъявление претензии на ее пересмотр, между иерархами завязывается схватка, финал которой в большинстве случаев решает вопрос о пересмотре границы. С древних времен люди также использовали данный щадящий прием — поединок немногих выдающихся солдат перед двумя враждующими группами, финал которого обычно решал спорный вопрос.

В случае если стадо вторглось глубоко либо оно чужое, хозяева атакуют его всей собственной боевой мощью, преследуют при бегстве и смогут продолжить преследование на чужой территории.

Как и у всех территориальных животных, у наземных мартышек действует моральный запрет: прав тот, кто защищает собственную территорию. Данный запрет сковывает действия вторгшихся, и исходя из этого, в случае если лишь они не имеют большого численного превосходства, то проигрывают стычку. (О том, что такой же запрет действует в человеке, известно тренерам: равные по силе команды чаще проигрывают на чужом поле.) Характерно, что среди всех войн, на каковые способны люди, как раз пограничные войны между странами ведутся самый с опаской, бережно и с соблюдением ограничений и большого набора правил, как говорится, по Жомини и Клаузевицу.

Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector