Билль о правах и актуальных возможностях

Я, таковой, какой я имеется на данный момент, имею право и практически могу то, чему следуют пункты:

1. Предстать перед Всевышним и держать перед Ним ответ за собственную жизнь (антитезис Дракону).

2. Видеть мир глазами высшего я (антитезис Свинье).

3. Удачно завершить собственные дела (антитезис Торопыжке).

4. Честно наблюдать на самого себя и выдержать удар подлинного мнения обо мне внешнего мира (антитезис Желтому).

5. Обезопасисть себя и собственный окружение от внутренних и внешних неприятелей (антитезис Тёмному).

6. Жить на том уровне, на котором нахожусь (антитезис Змею).

7. Жить (антитезис Серому).

* * *

Итак, первое направление работы с узкой семеркой — это ее тщательная разделение, с тем дабы узкие фигуры разделились сперва в принципе как идеи, а после этого прекратили склеиваться кроме того медитативно, в самых острых и экстремальных обстановках; второе направление — это сокращение их инвольтации со стороны хозяина методом утверждения человека в конструктивных жизненных позициях. Третье направление работы с узкими фигурами — это увеличение их культуры и культуры их взаимоотношений между собой и с хозяином.

В совершенстве узкая семерка обязана как возможно меньше вредить, но для этого не хватает одного только жажды человека; в конечном итоге он всегда входит в контакт с узкими фигурами и вынуждает их взаимодействовать между собой, в следствии чего в этом необычно подчиненном ему коллективе появляются определенные отношения и устанавливаются систематично повторяющиеся устойчивые сюжеты, сопровождающие человека по всей его жизни. Чем выше уровень внутренней культуры человека, тем более цивилизованные лица (и морды) у его узкой семерки, и тем пристойнее отношения и манеры в этом коллективе; напротив, острые клыки, твёрдые взоры, непримиримость, подавление одних участников семерки вторыми, войны и групповые конфронтации говорят о больших дисгармоничностях в подсознании, а довольно часто и сознании человека. В этом случае очень принципиально важно разобраться в структуре взаимоотношений между узкими фигурами и хотя бы частично их окультурить, смягчить антагонизмы, ликвидировать самые кричащие несправедливости, рабство и угнетение. При нормализации взаимоотношений в узкой семерке сами узкие фигуры видимым образом хорошеют в эстетическом замысле и довольно часто убывают по аппетиту и величине, а у хозяина быстро снижается уровень внутреннего напряжения. Особенное внимание направляться обратить на устойчивые сюжеты, неизменно повторяющиеся последовательности и сцены действий узкой семерки, сопровождающие жизнь человека. Эти сюжеты соответствуют устойчивым стереотипам восприятия внешнего мира и довольно часто являются главным тормозом внутреннего развития. Исходя из этого поиск самых устойчивых сюжетов, разыгрываемых узкой семеркой и порабощающих волю человека, и прекращение их инвольтации со стороны хозяина — крайне важное и действенное направление внутренней работы.

Совсем нереально обрисовать все либо хотя бы главные типы взаимоотношений в узкой семерке и сюжеты, в ней разыгрывающиеся; исходя из этого создатель приводит ниже только пара примеров, призывая читателя к независимым наблюдениям.

Узкая семерка с одиночным фаворитом-жестоким правителем. Таким фаворитом возможно каждая фигура, значительно чаще это Дракон, Свинья либо Тёмный; наряду с этим фаворит имеет в большинстве случаев процветающий велик и вид относительно остальных фигур, а последние более унылы и довольно часто лишаются фаворитом характерной им пищи; наряду с этим время от времени вспыхивает бунт, шестеро угнетаемых кидаются на фаворита и основательно его треплют, но позже появляется хозяин, и восстанавливается исходное положение.

Обратная обстановка, также достаточно распространенная, это групповое притеснение жертвы, в качестве которой может выступать каждая из узких фигур. Подобная обстановка появляется, к примеру, в то время, когда человек берется решительно искоренять какой-либо собственный порок, скажем, гордыню; тогда Дракон самоутверждения приобретает статус персоны non grato, лишается фактически всякого питания и бессердечно притесняется всеми остальными узкими фигурами, быстро значительно уменьшается в размерах, чахнет и чуть ковыляет по иссохшей каменистой земле. Подобная обстановка, но, чревата отмашкой в противоположную сторону, потому, что, решительно уменьшая инвольтацию Дракону и по большому счету его притесняя, человек вынуждает собственного Дракона обратиться с просьбой о помощи к архетипу, Громадному Дракону, и между ними устанавливается сильный канал взаимосвязи, и когда представляется возможность, Дракон вырастает с неестественной быстротой в этот самый момент же начинает притеснять остальные фигуры. Так, самые лютые диктаторы вырастают из людей, подвергавшихся сильнейшим унижениям.

Чаще, но, жертве на помощь приходит Желтый, и под его лучами она думается остальным маленькой и чахлой, не смотря на то, что реально это вовсе не так; очевидно, за подобные услуги приходится платить, и Желтый приобретает от жертвы дополнительное питание, возрастая в силе и размерах. Занимательное развитие событий появляется при попытке человека искоренить в себе лживость, в то время, когда в роли жертвы выясняется сам Желтый; тогда человек лишается его защиты и в большинстве случаев призывает на помощь Тёмного, давая ему большую инвольтацию, позиция: Я неотёсан, но честен, которая, но, неприемлема для внутренне культурного человека, и, помимо этого, такое положение неустойчиво, потому, что Желтый постоянно ускользнёт от Тёмного, и, незаметно растянувшись над ним, отведет ему глаза нужным себе образом так, что неотёсанная честность превратится в неотёсанную неправда.

Второй вариант распределения ролей в узкой семерке — совокупность двух других фаворитов, разделяющих власть во времени, другими словами одними обстановками руководит первая узкая фигура, вторыми — вторая. Обычный пример — разделение власти между Свиньей и Торопыжкой, характерное для людей с успешной судьбой. Любая обстановка воспринимается с позиций Свиньи, и в случае если соблазнительной пищи для нее не оказывается, Свинья уходит на второй план, предоставляя инициативу Торопыжке, что возрастает в величине, скоро мчится туда-сюда, находит съедобный для Свиньи кусок и уменьшается в размерах, отдавая управление обстановкой обратно Свинье, которая с эмоцией и не спеша данный кусок поедает.

Распространен кроме этого вариант распределения ролей диктатор и его любимчик. У диктатора имеется главной канал инвольтации хозяина, но некую значительную часть собственной энергии и внешних благ диктатор отдает собственному любимчику, игнорируя всех остальных. Пример: тотальный зануда, временами, но, склонный к самоутверждению за счет вторых (скажем, любимая фраза: Я же сказал, что ничего хорошего из ваших замыслов не окажется). Тут фаворит-диктатор — Серый, а в любимчиках у него Дракон — социально весьма неприятный вариант поведения и, чего окружающие значительно чаще не видят, очень мучительный для самого человека, потому что, не считая всего другого, при лидерстве Серого у человека проста резкая дефицит жизненных сил, и ему приходится вымирать как бронтозавру либо неизменно из последних сил вампирничать.

Кроме устойчивого распределения ролей, существуют разные иногда повторяющиеся сюжеты взаимоотношений в узкой семерке, к примеру, моментальное возвышение и последующее стремительное падение жертвы, либо, напротив, медитативное падение диктатора. Но кроме того колебания и непродолжительные замены декораций в ролях и размерах узких фигур могут быть крайне важными, поскольку в их жизни за маленькое время смогут возникатьсущественныеэффекты. Время от времени возможно, к примеру, видеть такую, на первый взгляд парадоксальную, картину: Дракон в роли жертвы, не приобретает по видимости никакого питания, не имеет значительной инвольтации ни от хозяина, ни от Громадного Дракона и, однако, велик, красив, прекрасно упитан и весьма доволен собой. Внимательное наблюдение показывает, но, что иногда практически на секунду происходит полное изменение обстановки: канал инвольтации от хозяина всецело переключается на Дракона, и последний за эту секунду приобретает таковой количество энергии, что возрастает в два раза и позже медлительно незаметно худеет до следующей инвольтации (само собой разумеется, перед ней кожа его пара обвисает, а глаза тускнеют, но это еще необходимо заметить). Ясно, каково поведение этого человека: в большинстве случаев, он весьма скромен и склонен к самоуничижению, но бережно запоминает все промахи, оплошности, неадекватности и неудачи окружающих, и одновременно пропускает в себя одну-единственную, но весьма энергичную идея: А как я выше их всех, поскольку я не сделал ни одной из этих неточностей!, и питания от этого мысли в полной мере хватает Дракону на месяц.

Чтобы обучиться сознательно осуществлять контроль подобные краткие медитативные переключения личной инвольтации, достаточно понять положение точки сборки, активизирующее узкие фигуры. По большому счету управление (сознательное и подсознательное) каждым конкретным участником узкой семерки осуществляется при соответствующем положении точки сборки; возможно, так, сказать о положениях (а правильнее, областях) точки сборки, соответствующих Дракону, Свинье, Торопыжке и т. д. На простом языке это указывает, что усиление инвольтации Дракона происходит, в то время, когда человек наблюдает на мир с позиции самоутверждения (мы скажем, что сейчас точка сборки находится в области самоутверждения, либо области Дракона); усиление инвольтации Свиньи (и ее медитативный рост) происходит, в то время, когда человек настраивается на эгоцентрическое потребление (точка сборки находится в области Свиньи) и т. д. По большому счету, внутренняя культура человека определяется тем, как ему известна география его внутреннего мира, что на языке настоящего трактата возможно проинтерпретировано как география вероятных положений его точки сборки. Познание себя — это, первым делом, умение осознать, где находится точка сборки, а владение собой — это свойство перевести и удержать ее в нужном положении.

Человек, внутренне бескультурный, по большому счету фактически не дифференцирует положений точки сборки, и она движется, повинуясь его подсознанию и пребывав вне сознательного контроля. По мере того как увеличивается познание себя, пространство положений точки сборки неспешно осознается и разделяется сознанием на большие области (к примеру, область восприятия внешнего мира и область активного действия на внешний мир): параллельно растет и умение удерживать точку сборки в пределах этих областей. Наряду с этим развитие идет в двух направлениях: с одной стороны, расширяется пространство вероятных положений точки сборки, а с другой — карты уже известных областей становятся все более широкомасштабными, и человек обучается устойчивому удержанию точки сборки на маленьких областях, что свидетельствует способность и высокую концентрацию внимания стабильно удерживать сильные энергетические потоки.

Волевое перемещение точки сборки осуществляется концентрацией внимания — и лишь; никакие дополнительные энергетические упрочнения тут не необходимы. Но правильная фиксация положения точки сборки выясняется вероятна лишь тогда, в то время, когда человек в достаточной мере воображает себе карту соответствующей области: чем больше масштаб, тем правильнее фиксация. Исходя из этого чтобы обучиться дифференцировать узкие фигуры, достаточно разобраться в состояниях собственного сознания, эти фигуры активизирующих, что в принципе достаточно легко: любой человек способен отличить собственный состояние настройки на самоутверждение за счет вторых (область Дракона) от состояния настройки на профанирующее высмеивание мира (область Змея). Сложность содержится в том, что эти области пересекаются, но ни одна не содержит другую, и исходя из этого, в принципе, вероятны четыре варианта положения точки сборки, как следует отличающиеся друг от друга:

1. Точка сборки находится вне области Дракона и вне области Змея — тогда не инвольтируется ни одно животное.

2. Точка сборки находится в области Дракона, но вне области Змея — тогда инвольтируется Дракон, но не Змей.

3. Точка сборки находится в области Змея, но не в области Дракона — тогда, напротив, инвольтируется Змей, но не Дракон.

4. Точка сборки находится в пересечении области Дракона с областью Змея — тогда инвольтируются оба, но, в зависимости от конкретного положения точки сборки, в различной степени.

А сейчас читатель может перейти от абстракции к созерцанию и представить себе собственные внутренние состояния при указанных положениях точки сборки, а заодно взглянуть на поведение наряду с этим собственного зверинца.

Потому, что всего узких фигур семь, а не две, то, в принципе, вероятных областей их инвольтации не четыре, а чуть больше, читатель легко может сообразить, что их 27 =128 штук, но, само собой разумеется, не во все реально попадает точка сборки. Иначе, каждому сюжету, разыгрываемому узкой семеркой, соответствует определенная траектория перемещения точки сборки, другими словами определенная последовательность переключений внимания с одной узкой фигуры на другую, либо, правильнее, с одного подмножества узких фигур на второе, и соответствующая последовательность изменений инвольтаций. Обучась отслеживать траекторию перемещения точки сборки, что совсем не тяжело при условии знания географии соответствующей области, возможно легко понять главные переключения инвольтаций узких фигур в любом сюжете и перестроить его желаемым человеку образом. Наряду с этим необходимо лишь осознавать, что любой устойчивый сюжет имеет собственную инерцию, и в случае если его постараться грубо уничтожить, то на его месте скоро создается новый сюжет, весьма похожий на прошлый. Исходя из этого хороший режиссер попытается сделать минимальные трансформации в уже отработанном сюжете, вынудив, однако, действующих лиц вести себя в соответствии со собственными замыслами.

По большому счету, перед тем, как затевать работу над собой, направляться шепетильно изучить самые типичные имеющиеся у себя сюжеты поведения узкой семерки и иметь в виду громадную ее адаптивность к прямому давлению извне и умение нейтрализовать любое прямое вмешательство максимум в два хода. Вот два обычных примера.

Человек говорит себе: Я через чур привязан к удобствам. Нужно расти над собой, истребляя чрезмерный эгоизм. Отныне поднимаюсь ежедневно на час раньше, в шесть утра, и вечером час занимаюсь самообразованием, учу зарубежный язык. Ровно в шесть часов утра следующего дня яростный звонок будильника инвольтирует Тёмного, что громадной суковатой дубиной прогоняет сладко нежащуюся в кровати Свинью, и она, визжа, удирает прочь, а человек, проклиная все на свете, начинает трудовой сутки. Вечером Свинья инвольтируется обратно, Тёмный убывает до простых размеров, и под легкий желтоватый свет торшера донельзя усталый (и сонный) человек разрешает себе, так и быть, взглянуть телевизор. Торжествующая (не смотря на то, что и легко исхудавшая) Свинья ставит будильник на простые семь часов, и следующий сутки ничем не отличается от вчерашнего.

А вот второй случай: человек говорит себе: я с собой нечестен, через чур много лгу себе и вторым. Отныне буду сказать себе и миру лишь правду. Желтый убывает ниже колена; однако тут же поднимает голову Змей, одетый в отвлечённую мантию и с Пролегоменами И. Канта подмышкой, и задаёт вопросы: А как же с вежливостью и другими социальными манерами? А кому возможно верить, что такое правда и где критерии, которым возможно всецело доверять? А? За собственный ли дело ты взялся, друг, в случае если святые и лучшие философы (истово крестится и бьет поклон) до сих пор не смогут разобраться, что действительно, а что нет; а но, давай, полный вперед, Всевышний в помощь, если Он, само собой разумеется, существует. За время данной речи Змея Желтый подрастает до исходной величины, а также делается чуть больше простого, а человек принимает (как ему думается) весьма умное ответ: Что мне, больше всех нужно? Все лгут, и я также буду.

Билль о правах. Палант Б. Аудиокнига. Просматривает А.Клюквин

Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector