Завершение неоконченных дел

Несколько лет назад умерла моя бабушка, и я несколько месяцев чувствовала себя глубоко несчастной. Она была моим творческим наставником и вдохновителем. Степень своей привязанности к ней я смогла осознать только после ее смерти. Все, что бы я ни делала, напоминало мне о ней.

Муж напомнил мне о моей способности видеть осознанные сновидения. Поскольку я часто видела бабушку во сне, он предложил использовать ее в качестве ключа к осознанности. Я согласилась с ним, потому что в осознанном состоянии я могла обо всем расспросить ее и еще раз сказать, как я ее люблю, и как много она мне передала из своего творческого наследия.

Однако, увидев ее во сне, я ощутила такую грусть, что забыла о своем намерении осознать себя и, таким образом, не реализовала свой план.

Через некоторое время она приснилась мне снова. За эти дни я успела подготовиться к встрече с ней, постоянно напоминая себе: «Когда мне приснится бабушка, я вспомню, что это сон». На этот раз я действительно достигла осознанности. Я четко знала, что сплю, но она, совсем как при жизни, была в высшей степени реальной и осязаемой. Когда я спросила, как она поживает, она ответила с каким-то отчаянием: «Ах, дорогая, я не знаю… По-моему, я не знаю, где я». Этот сон оставил у меня двойственное чувство. С одной стороны, он ободрил меня тем, что я могу поддерживать с ней контакт, с другой стороны, расстроил тем, что ей плохо. И, конечно, он возбудил в моем больном уме множество вопросов: действительно ли она «где-то»? Или это только мое воображение? Я не знала, что и подумать. Поэтому я загорелась желанием поговорить с ней снова.

Увидев ее во сне через две недели, я сразу же поняла, что сплю. Я снова спросила, как она поживает. «Мне не так уж плохо, Лори», — ответила она и стала говорить что-то не совсем мне понятное, будто она очень счастлива «где-то». Я долго обнимала ее и говорила, стараясь не плакать, как я ее люблю и всегда буду любить, и как она вдохновляла мои занятия танцами, и что она навсегда останется со мной. Во сне она была такой же благородной и красивой, как в жизни, и я проснулась успокоенная.

Может быть, я и в самом деле общалась с ее духом; может быть, я просто разговаривала со своим внутренним «я» — не знаю. Знаю только, что после этих двух снов что-то во мне переменилось; я чувствовала некую связь с моей бабушкой и высказывала ей все, чего требовала моя душа. Вскоре после этого моя печаль исчезла без следа. (Л.С., Портола-Вэли, Калифорния)

В возрасте тридцати лет я рассталась со своим другом, с которым я прожила почти девять лет. Особенно тяжело мне пришлось, когда всего через год он женился. Благодаря нескольким обычным снам я стала понемногу привыкать к такому обороту событий: я познакомилась с его женой, ее родней и спокойно могла видеть их вместе. Один из последних снов на эту тему был осознанным.

Мне приснилось, будто я встретила К. с его женой, и они пригласили меня на ужин вместе с его сестрой и родителями. Помню, я отметила, что К. со своей женой вместе хорошо смотрятся, в их паре было все то, чего не хватало нам с ним. Я испытала приступ меланхолии, но, в общем-то, чувствовала, что все в порядке. Оба они мне очень нравились, и им нравилась моя компания. Когда я уходила домой, то неожиданно для себя захотела поблагодарить их за чудесный вечер. Сначала я решила подождать и позвонить им попозже, но потом поняла, что утром не смогу до них дозвониться, потому что это будет уже другая, «бодрствующая» реальность. Нужно было вернуться и оставить записку. Они как раз вышли из дома и увидели меня. Я поблагодарила их, особенно его жену, которая была так любезна со мной, и объяснила, что, хотя в действительности это все мой сон, для меня они все равно, что настоящие. Я надеялась, что каким-то образом какая-то часть меня действительно общается с какой-то их частью, хотя и понимала, что в настоящей жизни они эту встречу никогда не вспомнят. Они улыбнулись и согласились с тем, что независимо оттого, что из нашей встречи перенесется во «внешний» мир, на определенном уровне они ощущают взаимодействие со мной. Вскоре я проснулась с чувством полного счастья и с уверенностью, что мои страдания позади. (Б.О., Арлингтон, Массачусетс)

Недавно мне приснился замечательный сон, в котором мой отец, умерший всего год назад, пришел ко мне рано утром, чтобы разбудить меня — так же, как он делал это, когда я была маленькой девочкой. Слов не было, но каким-то образом мы понимали друг друга. Он вошел в мою комнату и велел мне вставать. Потом он обошел все комнаты в моем доме и передал мне, что все выглядит хорошо — хотя надо кое-что доделать, но ничего такого, с чем бы я не справилась. Он дал мне понять, что хотя его нет физически, я всегда буду чувствовать его присутствие. Потом он подошел ко мне, присел на краешек кровати и взял меня за руку. Я все время говорила ему «спасибо» и проснулась с чувством, будто он на самом деле был здесь со мной. Я понимала, что все это сон, но в любом случае я не стала бы вмешиваться в происходящие в том сне события. (Дж. А., Ноксвилль, Теннесси)

Этим летом умер от рака мой отец, и у меня была длинная череда осознанных сновидений, из которых мне не хотелось просыпаться, потому что в этих снах я мог разговаривать с ним, еще раз повторяя, что я люблю его, но он убеждал меня проснуться, потому что у него все прекрасно и ему надо отправляться в длительное путешествие. В заключение я увидел его на станции и вздохнул с облегчением, когда он сел на поезд: он так долго не говорил мне до свидания, что чуть было не опоздал на свой волшебный рейс. Это был последний сон в этой серии. (С.М., Фрамингем, Массачусетс)

Когда мне было двадцать три года, моя семья переехала из Флориды в Вашингтон. Однако кое-кто из родственников, в том числе старый больной дедушка, остались во Флориде. Мы прожили в новом доме всего неделю, когда он умер. Мне он был очень дорог: он воспитывал меня с шести лет. Я полетела во Флориду, чувствуя вину за то, что покинула прежнее место. В свой новый дом я вернулась через две недели. Примерно через месяц после этого я увидела фантастический сон. Мне приснилось, будто я взяла с собой дедушку, когда он уже умер, и заботилась о нем, как будто он просто уснул. Это натолкнуло меня на мысль, что я сплю, и я проснулась, обнаружив, что плачу — подушка была мокрой от слез. Тем не менее, я захотела продолжить этот сон. Уснув снова, я обнаружила себя в его комнате, сознавая, что продолжаю спать. Очень спокойно он начал говорить, что любит меня, что сейчас ему очень хорошо, и теперь я могу оставить его, чтобы продолжить жизнь в своей семье. После этого он снова уснул. Я же, проснувшись, стала спокойнее относиться к его смерти. (Л.Л., Йакольт, Вашингтон)

Поиск и преодоление трудностей в осознанных сновидениях может научить вас преодолевать жизненные невзгоды и обрести эмоциональную уравновешенность. Вы можете разрешить проблемы, о которых даже не догадываетесь, но которые, тем не менее, преграждают вам путь к счастью. Одной из самых острых проблем, с которой приходится сталкиваться людям, является проблема личных взаимоотношений. Во многих случаях никто посторонний не может помочь вам разрешить ваши трудности, и приходится заниматься этим самим. Такого рода проблемы подпадают под категорию внутренней неприспособленности, поскольку не могут быть разрешены изменением наших взаимоотношений с внешним миром. Вышеприведенные примеры демонстрируют, как осознанное сновидение может помочь в восстановлении нарушенных эмоциональных связей с членами семьи и близкими друзьями.

Когда обрывается важная связь, человеку часто кажется, что он упустил что-то важное, и это вызывает тревогу и может даже обострить в дальнейшем отношения с окружающим миром. В бодрствующем состоянии нельзя высказать покойному отцу то, что вы не успели сказать ему при жизни, или обсудить нерешенные проблемы с бывшим супругом.

Выход дают осознанные сновидения. Безусловно, ушедшего не вернешь, но образ вашего партнера сохранился в вашем сознании навсегда, и этого достаточно. Сон не воскресит мертвого, но, как показывают приведенные примеры, встреча с ним в осознанном сновидении дает нам возможность еще раз почувствовать себя с ним рядом, почувствовать, что он живет в нашем сердце. Как говорит в своей эпитафии Джалаладин Руми: «Когда мы умрем, ищите наши могилы не на земле, но в сердцах людей».

Толи исследовал, как осознанные сновидения помогают восстановить нарушенные эмоциональные связи. Он сделал вывод, что это можно сделать, просто спокойно поговорив с дорогим для нас человеком во сне.

Открытый гештальт незаконченных дел


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: