За гранью доступного или как это работает

События 1991 года поменяли многое. А также формы и методы организации охраны первых лиц государства. За кремлевские стенки пришли новые люди, с теми же задачами, каковые многие годы решала канувшая в лету легендарная «девятка». С приходом нового управления работы безопасности для ответа известных задач стали использоваться приёмы и методы, о которых знал весьма ограниченный круг экспертов. Наровне с хорошими задачами охраны, каковые ни для кого не были секретом, остро встал вопрос об своевременном обеспечении процесса охраны первого российского Президента. Динамика публичных процессов, формировавших неспециализированную своевременную обстановку, была ошеломляющая. Ритм судьбы защищаемого лица потребовал постоянного аналитических прогнозов и мониторинга ситуации ее вероятного развития. Использовавшиеся ранее и проверенные временем способы в новых кремлевских условиях трудились с недостаточной степенью надежности. Более того, интернациональная обстановка около новой России и бывших советских республик развивалась по сценариям, каковые разрабатывались на базе нового глобального мышления ведущих мировых держав. Нет потребности сказать, что новая обстановка генерировала и новые угрозы. Эти угрозы, первым делом, жизни и здоровью Президента России интересовали управление Главного управления охраны РФ. Должность Первого помощника главы данной структуры с 1991 по 1994 год занимал Борис Константинович Ратников.

В его обязанности входило своевременное обеспечение работы огромной автомобили называющиеся совокупность безопасности. Главная задача своевременного сопровождения процесса обеспечения личной безопасности неизменно одинаковая — своевременная и правильная информация. На ее основании проводится аналитическая работа по составлению прогнозов разви

тия и осуществления рекомендуемых действий. Имея в собственном распоряжении определенные ресурсы и классические своевременные разработки, на базе надежных данных по достижениям зарубежных разведслужб, в особенности в области сенситивных разработок, Борис Константинович Ратников и Георгий Георгиевич Рогозин обратились к отечественным ресурсам в данной сфере. И они нашлись.

Оказалось, что человек с неординарными личными свойствами (либо сенситив) за счет саморегуляции входя в поменянное состояние сознания, способен приобретать ответы на интересующие вопросы. В области психиатрии поменянные состояния либо пограничные состояния сознания рассматриваются как особенные состояния сознания, к каким относят: обморок, транс, медитацию, аутогенное погружение, состояния во время засыпания — просыпания и тому подобные. Нужно подметить, что эти разработки не имеют никакого отношения к так именуемому «зомбированию», о котором упоминалось выше. Оператор действует добровольно и без применения психотропных препаратов, алкоголя, легких наркотиков. Это крайне важно, поскольку чистота получения и сама возможность информации в этом случае неизмеримо выше. Поменянное состояние сознания, в которое посредством определенных психотехник может погружаться человек, позволяет не только изменять поведенческие роли объекта интереса, но и снимать с него на расстоянии данные о намерениях последнего. Наряду с этим, как утверждают эксперты, объект интереса этого не чувствует. По сути, происходит информационное моделирование диалога с объектом интереса. И, по моему убеждению, оно далеко не виртуально. Уверенность в этом пришла по окончании того, как информация, полученная в следствии сенситивных опытов подтвердилась событиями и конкретными действиями. В моем распоряжении находятся кое-какие файлы из архива кафедры. Вот, к примеру, выдержки из смоделированного экспертами русских разведслужб информационного обмена с американским послом Робертом Страусом, пришедшим на смену собственному коллеге Джеку Метлоку-младшему в июле

1992 года:

«…в то время, когда военная экономика России даст, наконец, окончательный крен, мы сможем затем осуществлять финансирование тех направлений, отраслей и предприятий, каковые близко займутся энергоемким, металлоемким ширпотребом, захоронением и химией радиоактивных отходов. Америка идет по пути развития информационного продукта, и это сейчас основное беспокойство неспециализированной структурной политики в экономике соединенных Штатов. Но кто-то обязан лить металл, делать цемент, заниматься огромным количеством химического производства — это возьмет на себя Российская Федерация, и мы ей доверим такую роль…».

Данной информации уже пятнадцать лет, но что в ней не так? Весьма интересно выглядит еще один информационный блок, полученный с по

мощью психотехник от Государственного секретаря США Колина Пауэла в начале 1999 года, касающийся целей НАТО на балканском полуострове:

«.. .целей было пара, и одной из них, первым делом, есть проверка свойства блока проводить без ущерба для себя наказания оппонентов, т.е. посредством применения определенных видов оружий, не подвергая себя фактически никакой опасности, наносить ущерб, принуждающий оппонентов функционировать так, как им будет предписано.

Вторая цель — проверить, как эта акция, сама по себе, возможно в будущем использована как практический инструмент геополитики.

Третья — обучиться втягивать в конфликт стороны, которым нужно наносить прямой ущерб через опосредствованное участие в таком конфликте.

Четвертая — быть, в принципе, над обстановкой, оставаясь как бы в конфликте, проводить эту акцию в виде необычных лабораторных работ по исследованию и изучению всевозможных неприятностей, появляющихся при ведении подобного рода агрессивных акций.

Пятая — заставить европейские государства, втянувшись в конфликт, утратить в нем достаточное количество материальных и денег и ослабить европейские государства в экономическом замысле. Убрать из-под объединения в Европе землю с позиций экономической борьбе, и произвести показательное воспитание всех строптиво действующих против заинтересованностей Америки на любом полигоне и в любой точке планеты.

Шестая — испытать новые виды оружий, воображающие собой стратегические ответы тактики ближнего боя.

Седьмая — проверить комплекс управляемого фактически в компьютерном режиме всего процесса военных действий, как данный комплекс надежен, как он может решать задачи с задействованием предельного числа людей…».

Комментарии излишни. Отметим, что эти строчки принадлежат не специалистам в области интернациональной политики, а биоэнергетически считаны оператором сенситивного моделирования. Мы знакомимся лишь с расшифровкой диктофонной записи ретрансляции его мыслеобразов. В принципе, существует масса способов и методик по выкачиванию нужной информации из чужих мозгов, и они весьма действенно употребляются. К примеру, обрисованная во многих особых изданиях так называемая «обстановка фантома ». Оператором в мыслях создается образ некоего человека, которого возможно послать за каждые закрытые двери, на каждые закрытые заседания либо переговоры. А позже он показывает сознанию оператора то, что в том месте происходило. Возможно направить таковой образ и в бескрайние океанские просторы, дабы отслеживать перемещения и маневры ядерных субмарин…

Будущее 3D: Удвоение мира. Вопрос времени


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: