Виктор и его дети

Вот случай Виктора — удачливого предпринимателя, американца в первом поколении. Типичные черты подобных ему предпринимателей — бережливость, невысокий социальный статус, дисциплинированность, низкий уровень потребления, готовность к риску и тяжелый труд. Но вот эти чудесные качества принесли результат — и что дальше? Чему эти люди учат своих детей? Может быть, отец советует детям повторить свой путь, и они заводят маленькие фирмы по кровельным или землекопным работам или, к примеру, сбору металлолома? Скорее всего, нет. Так поступает менее чем каждый пятый.

Нет-нет, Виктор хочет, чтобы детям жилось лучше, чем ему. Он уговаривает их получить университетское образование, пусть потратив на это не один год. Виктор хочет видеть своего ребенка врачом, юристом, бухгалтером, управляющим и так далее. Но настаивая на этом, Виктор фактически отговаривает детей от карьеры предпринимателя. Он вряд ли сознает, что способствует отсрочке их выхода на рынок труда, а кроме того, и отказу от его собственного образа жизни, для которого были так характерны бережливость и самоограничение.

Виктор хочет лучшей жизни для детей. Что же означает для него “лучшая жизнь”? Для него в это понятие входят лучшее, чем у него, образование и гораздо более высокий, чем у него, социальный статус. Кроме того, “лучшая жизнь” — это лучшие вещи: дорогие дома, новые роскошные автомобили, хорошая одежда, членство в клубах. Зато в свое определение “лучшей жизни” Виктор не включает очень многое из того, что стало фундаментом его собственного успеха. Он не осознает, что хорошее образование означает определенные недостатки в экономическом смысле.

Взрослые отпрыски Виктора усвоили, что если ты провел годы в университете, то должен отвечать стандартам высокого уровня потребления. Сегодня его дети — плохие накопители богатства и прямая противоположность отцу, работяге и процветающему предпринимателю. Его дети американизировались и стали частью поколения с высоким уровнем потребления, которое поздно выходит на рынок труда.

Сколько поколений требуется этнической группе, в которой сегодня тысячи Викторов, чтобы американизироваться? Всего ничего. Большинство переходит к “американской норме” за одно-два поколения. Вотпочему Америка нуждается в постоянном притоке эмигрантов, обладающих смелостью и хваткой Виктора. Такие эмигранты и их дети постоянно требуются на замену американским Викторам.

Авторы, Тодди и Алекс

Несколько лет назад нас попросили провести исследование зажиточных людей в Америке. Наш работодатель, Тодди, был вице-президентом отделения крупной корпорации. Предки Тодди были из Англии, его семья прибыла в Новый Свет еще до Американской революции. Во времена не столь отдаленные это семейство владело сталелитейными заводами в Пенсильвании. Тодди, их прямой потомок, учился в элитарной школе в штате Новая Англия, потом окончил Принстонский университет, играл в университетской футбольной команде.

Тодди, как и многие наши соотечественники, всегда был уверен, что богатые люди наследуют состояния, и считал, что большинство богатых восходит к выходцам из Англии. Сохранил ли он свои многолетние взгляды, когда начал участвовать в наших встречах с американскими миллионерами? Большинство участников опроса оказались первым поколением богатых людей и к тому же не потомками выходцев из Англии. Большинство посещало общеобразовательные школы, пользовалось отечественными автомобилями и предпочитало класть на бутерброд что-нибудь подешевле икры. И в отличие от Тодди большинство отличалось бережливостью.

Дальнейшему просвещению Тодди помог один случай. В ходе наших встреч к руководителям корпорации, в числе которых был и Тодди, по вопросу ее покупки обратился некий предприниматель по имени Алекс. Кто же такой этот Алекс? Его отец, мелкий бизнесмен, эмигрировал в Америку из России еще до рождения Алекса. Алекс окончил государственный университет. “Как могло получиться, что этот человек собирается купить нашу компанию, и откуда у него деньги?” — спросил Тодди. Отец Алекса ответил ему кратко:

— Старую клячу никто лучше русского не продаст.

Алекс — сам себя сделавший миллионер, его успех — типичный американский успех. И наоборот, Тодди и ему подобные — под угрозой вымирания, и, может быть, их исчезновение не за горами. Особенно это относится к тем, кто только и делает, что предается воспоминаниям о том, какими заводами, железными дорогами и почтовыми лошадьми владели их предки когда-то.

Сын Виктора Цоя ВПЕРВЫЕ Интервью 2012


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: