Тогда была малярия

Моя практическая работа началась под руководством Людмилы Леонидовны, бывшей тогда заведующей малярийной станцией! У нее, кстати сказать, была тоже не простая биография. Она была дочерью сельского священника, кажется где-то на Кубани. И вот в те годы в их село пришли революционные солдаты и установили новый порядок, и в числе прочих нововведений закопали отца Людмилы Леонидовны так, что на поверхности оставалась только голова. Так он и скончался. Происходило все это на глазах у его жены — матери Людмилы Леонидовны. Через какое-то время, не выдержав такого потрясения, умерла и она. Сироту приютили, как говорится, добрые люди, выдав ее каким-то образом за свою дочь…

Нашей главной задачей в то время была борьба с малярией…

Здесь, прервав воспоминания Елены Николаевны, я для пояснения ситуации того времени позволю себе привести краткое описание этого заболевания, взятое мною из энциклопедии. •

Малярия — инфекционное заболевание, возбудителем которого является кровепаразит — малярийный плазмодий. Здоровый человек заражается от больного малярией через переносчика плазмодия — самку малярийного комара из рода анофелес. Заражение и перенос малярийных паразитов происходит при укусах комаров сначала больного, а затем здорового человека. Наиболее распространены три формы малярии: трехдневная, четырехдневная и тропическая. Первым признаком заболевания малярией является лихорадка, проявляющаяся серией малярийных приступов. В большинстве случаев приступ начинается ознобом, нередко столь сильным, что больного трясет, и ему не удается согреться даже под теплой одеждой. Вскоре озноб сменяется жаром. Температура затем быстро снижается, иногда ниже нормальной; больной в это время сильно потеет. Весь приступ длится около 15-18 часов. Температура постепенно поднимается до 39-40 градусов; лицо больного краснеет, он тяжело дышит, жалуется на сильную головную боль. Температура затем быстро снижается, иногда ниже нормальной; больной в это время сильно потеет. На следующий день он чувствует себя почти здоровым. Затем приступ повторяется при трехдневной форме малярии — каждый третий день, при четырехдневной — каждый четвертый, при тропической — нередко ежедневно.

По мере повторения приступов у больных (вследствие разрушения паразитами красных кровяных телец) развивается малокровие, увеличивается селезенка и печень. Силы больного истощаются, снижается трудоспособность взрослых, замедляется рост и развитие детей. При отсутствии или несвоевременности лечения могут возникнуть осложнения: воспаление почек, малярийные отеки. При тяжелых формах тропической малярии (так называемая коматозная малярия) или при молниеносной трехдневной малярии детей возможен смертельный исход.

Заболевание человека малярией можно выявить по ряду внешних признаков, однако точный диагноз можно установить только после исследования под микроскопом капли крови больного.

При раннем и правильном лечении удается, как правило, излечить больного малярией в течение 2-3 недель (применяется хинин, акрихин и др.).

На территории СССР малярия еще недавно имела большое распространение. В 1934 году по всей стране было зарегистрировано 9,5 миллионов случаев заболевания малярией (важное значение для состояния заболеваемости малярией имеет величина поголовья домашнего скота, так как, чем больше животных, тем реже комары питаются кровью человека). В результате проводимых массовых лечебных, профилактических и противокомарийных мероприятий заболеваемость малярией к 1958 году понизилась до 2,5 миллионов случаев, а к 1961 году малярия как массовое заболевание была ликвидирована почти полностью. (Популярная медицинская энциклопедия. М., 1963. С. 570).

— Да, тогда была малярия, — продолжает Елена Николаевна. — Работы было много. А среди заболевших многие были в коматозном состоянии. В таких случаях я ходила в больницу и в десять, и в одиннадцать часов вечера — не могла не увидеть этих людей. Помню, был там один молодой парень. Что только ему ни делали: и переливание крови, и все, что было возможно. Но все оказалось безрезультатным.

Скоро я стала заведующей малярийной станцией. У меня под началом было около двадцати рабочих, один бонификатор, четыре хинизатора, лаборант и бухгалтер. Кто такие хинизаторы? Это медработники, которые ходили по домам, где находились больные малярией, и давали им лекарство. Положено было трижды в день дать больному таблетки прямо в рот. Дело в том, что прием лекарства должен быть регулярным, но ведь течение болезни шло приступами. И вот люди старались не принимать таблетки, когда у них было облегчение: либо надеясь, что все

пройдет, либо, приберегая лекарство к возможному приступу. Учитывая это, и была установка хинизаторам давать таблетки в рот, то есть обеспечивать прием лекарства при них. Помню, как сама убеждала больных в необходимости регулярного приема лекарства. Но недобросовестные работники не выполняли требований инструкции и ограничивались одним посещением больного в день (а может быть, и еще реже), при котором оставляли таблетки сразу на несколько приемов. Это было прямым нарушением правил лечения больных, зато какая выгода для себя! Я регулярно проверяла своих хинизаторов. Поступала по-хамски: приходила к больным и рукой прямо под подушку. Там обычно они держали не принятые вовремя таблетки.

Помню, что я заподозрила в нечестности одну женщину. Я сделала специальную проверку на ее участке, и мои подозрения подтвердились. Признались и ее больные. Я вызвала ее и предъявила свои обвинения. Но она стала запираться и лгать. Тогда я сказала ей: «Идемте сейчас же с вами на место, и там все выясним». Только тогда она призналась. Я ее уволила.

Бонификатором долгое время был Дмитрий Гаврилович. Его задачей было ходить по водоемам и опрыскивать воду специальной жидкостью, убивавшей личинок комаров. У него на вооружении было вначале простое ведро с кистью, а потом опрыскиватель. И была еще у меня армия рабочих — двадцать мужиков, которые рыли канавы для осушения различных водоемов со стоячей водой, поскольку именно в них происходил интенсивный выплод комариного племени. Руководил этими работами Иван Артемович. Он был хороший человек, и я ему полностью доверяла, но за выполнением самих работ вела систематический контроль. Мат был постоянной составляющей разговорной речи нашего рабочего класса. И Иван Артемович осуществлял свое руководство тоже с широким использованием соответствующих народных выражений. Владела этим искусством и Людмила Леонидовна. И «ребята» при ней не стеснялись. Я же говорила им: —Товарищи, вы здорово ругаетесь, но я никак не могу этому научиться». И они при мне не матерились.

Нередко нам задерживали выплату зарплаты. В таких случаях мне приходилось ездить в Махачкалу пробивать это дело. Помню, что однажды по этому вопросу мне пришлось добраться до Министерства финансов. Правда, секретарь министра сказал мне, что он не принимает, но я настояла, была принята, и министр, или народный комиссар (а им был Гафар Беделович Беделов) обещал мне назавтра дать ответ. И на следующий день в республиканской санэпидстанции удивленные сотрудники сообщили мне, что деньги поступили, и зарплату можно было выплатить.

Дмитрий Комаров о малярии


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: