Строение научного знания

Структуру научной познавательной деятельности можно характеризовать двояким образом. Во-первых, наука является подсистемой культуры и в качестве таковой, наряду с другими ее подсистемами, может быть представлена как совокупность идеалов, норм и ценностей.

Культура вообще есть совокупность не от природы данных форм человеческой жизнедеятельности, а эти формы — суть ценности, идеалы и нормы. Основная их функция — регулятивная. В нормах находят выражение способы жизнедеятельности, регулятивы достижения тех или иных целей, ценности — определяют выбор целей, что касается идеалов, то это совершенные образы норм и ценностей, своего рода нормы норм.

Например, язык, основу всякой культуры, можно представить как систему норм, определяющих систему человеческих коммуникаций.

Науку тоже можно рассмотреть в подобном ключе, представив как систему идеалов и норм объяснения, описания, доказательности и обоснованности знания, построения и организации его. Высшими ценностями науки выступают истина и новизна. Наука формирует и специфический вид коммуникаций — «язык науки», репрезентированный соответствующим типом норм, отличающихся от ном естественного языка.

Согласно Л. Витгенштейну, предмет философии — логический анализ языка науки.
Строение научного знания

Во-вторых, в анализе строения науки можно воспользоваться теми категориями, которые выработала сама рефлексия науки, ее самосознание. По отношению к предыдущей, данная позиция анализа должна быть интерпретирована как внутренняя, поскольку наука рассматривается вне общего контекста культуры. Понятиями, в которых научная рефлексия отражается свое строение, являются: факт, гипотеза, теория, проблема, методы исследования, эксперимент, наблюдение, прибор, модель и др. Поскольку они, как правило, не являются продуктами целенаправленного рефлексивного анализа, а формируются более или менее стихийно, в контекстах их употребления и использования наблюдается значительная путаница и неопределенность. Имеется в виду при этом не просто путаница, возникающая вследствие нарушения правил словоупотребления, порождающая «ловушки языка», поиски выхода из которых считал основной задачей философии один из столпов неопозитивизма — Л.Витгенштейн [9]. Речь идет о несоотнесенности указанных понятий со структурами научной познавательной деятельности, в которых они фигурируют. Это опять-таки позволяет согласиться с рекомендацией А.Эйнштейна не обращаться к физикам-теоретикам с вопросами по поводу методов, которыми те пользуются.

Такова, например, категория факта. Ее значение выражается синонимическим рядом, члены которого, на первый взгляд, достаточно далеки друг от друга. Факт может толковаться как синоним понятий истина, событие, результат; как нечто реальное в противоположность вымышленному; как конкретное, единичное в отличие от абстрактного и общего. Парадоксальность ситуации, связанная с множественностью определений факта, будет, однако, преодолена при сопоставлении с системой научной познавательной деятельности. Действительно, факт — есть форма научного знания и в качестве таковой должен соответствовать критериям истинности. Поэтому, если отвлечься от других контекстов научного исследования, в которые факт так же включен, его можно посчитать синонимом истины. В то же время, наука осознает мир в виде объекта, реальности, существующей независимо от сознания и воли субъекта. Такова специфика науки как формы сознания. С этой точки зрения вполне адекватными оказываются определения, трактующие факт как нечто реальное, событие, в противоположность чему-то вымышленному.

Однако все эти определения еще не специфицируют факт именно как форму научного знания, наряду и по сравнению с другими, например, теорией. Подобную направленность содержат дефиниции, акцентирующие оппозицию конкретного, единичного и, с другой стороны, абстрактного и общего. В последнем случае речь должна идти именно о теории, которую чаще всего характеризуют посредством указанных категорий.

Теория отражает и описывает существенные, общие, закономерные и необходимые связи той или иной области явлений. При этом теоретические построения непосредственно относятся не к реальным (единичным, конкретным), а к идеализированным объектам, продуктам процедур абстрагирования. В науке теория выступает как средство получения, хранения и использования знания.

Строение научного знания

Это и форма систематизации и организации познавательного опыта, его результатов, и программа постановки и реализации задач новых исследований. Располагая теорией можно заранее сказать, какие эмпирические данные следует искать, при каких условиях их можно обнаружить. Достаточно формализованную теорию можно сравнить с машиной: преобразуя за счет собственного логического механизма как бы без нашего вмешательства введенные исходные данные, она позволяет получить искомый результат. Скажем, уже кеплеровская теория вращения планет вокруг солнца путем некоторых формальных преобразований введенных в нее исходных сведений позволяла получать новые данные о местоположении планет на орбитах в произвольный момент времени.

Факты и теории — продукты исследований разного типа, отличающихся по своим задачам, средствам и методам. В методологической литературе эти исследования чаще всего квалифицируются как «уровни»: эмпирический и теоретический соответственно. Оба уровня связаны прямой и обратной связью. Например, использование теории с целью прогнозирования возможных событий, т.е. фактов, может приводить, в случае появления аномалий к потребности перестройки исходной теории и т.п.

К формам научного познания относится также гипотеза. В логическом смысле гипотеза — это суждение, выражающее предположение. Любая гипотеза строится на основе определенных предпосылок, или исходных знаний (они называются ее посылками, данными или свидетельствами). В случае гипотезы количество этих данных ограничено. Их хватает лишь для того, чтобы сделать вывод в рамках категории возможного, но недостаточно для достоверного заключения. Нужно подчеркнуть, что сами посылки гипотезы должны быть достоверны. Отсюда следует, что отнюдь не всякое предположение есть научная гипотеза.

Чтобы быть научной гипотезой, данное предположение должно соответствовать ряду условий. Прежде всего имеется ввиду опытно-экспериментальная или вообще практическая проверяемость выдвигаемого положения, не обязательно технически осуществимая в данный момент, но хотя бы принципиальная проверяемость вообще.

Формами, в которых представлены цели научной познавательной деятельности являются проблема и задача. Проблемой можно назвать вопрос (или совокупность вопросов), ответом на который является теория в целом. Так, например, вопрос о том, как устроена наша часть Вселенной, — проблема для коперникианской теории. Вопросы, ответы на которые можно найти внутри теории, следует назвать задачами. Таким образом, проблема и задача отличаются друг от друга не содержанием вопросов, а характером решений.

Строение научного знания

Всякое научное исследование предполагает использование определенного рода средств познавательной деятельности: оперируя с непосредственно данными фрагментами реальности, исследователь делает выводы относительно других феноменов — собственно объектов исследования. К числу средств познания могут быть отнесены приборы, экспериментальные установки, модели, чертежи, анкеты социологов и т.п. Таким образом, в качестве средств научного познания используются не только вещественные, но и графические, а в более широком смысле, знаковые средства. В этом отношении математика выступает как универсальное средство научного познания. «Я утверждаю, — писал, например, И.Кант, — что в каждой естественной науке ровно столько от науки вообще, сколько в ней математики».

Понятно, однако, что все эти явления, имея то сходство, что они выступают средствами научного познания в других отношениях весьма различны. Модель отличается от прибора, прибор нельзя отождествить с историческим источником, а чертеж прямоугольника вовсе не является его моделью. Выявить указанные различия можно, учитывая категориальные основы использования данных средств познания. Это наиболее общие представления, на базе которых происходит их включение в процесс исследования. Так, использование моделей в процессе познания основывается на представлении о сходстве и подобии явлений действительности. По функции модель — это объект-заместитель некоторого другого объекта, по той или иной причине недоступного непосредственному исследованию. Представление о подобии модели и оригинала и служит основанием переноса знаний, полученных в ходе оперирования с моделью на объект исследования (оригинал).

Поэтому, в частности, теоретической основой использования моделей в механике является теория подобия, формулирующая условия, при которых физические системы считаются подобными, и разрабатывающая правила переноса результатов исследования с одной системы на другую.

Если в основе использования моделей лежит представление о сходстве и подобии, то категориальной основой использования приборов выступает представление о связях и отношениях объектов реальной действительности. Прибор — это всегда объект как-то взаимодействующей с исследуемым явлением. По изменениям объекта, функционирующего в качестве прибора, исследователь судит об исследуемой реальности. В случае использования моделей подобные связи и взаимодействия не существенны.

И приборы, и модели (вещественные) — суть средства эмпирического исследования. Они присутствуют в наблюдении, эксперименте, измерении.

Наблюдение имеет своей целью выявление и фиксацию в эмпирической действительности каких-то ее сторон и связей. При этом исследователь лишен возможности изменять условия, в которых протекают интересующие его процессы. Можно менять лишь программы и совершенствовать средства наблюдения. Возможность перестраивать материал исследуемого явления, влиять на условия его существования появляется в эксперименте. Эксперимент — форма практической деятельности с объектом, отличие которой от всех других форм практики в том, что ее главной целью становится получение знания. Важное преимущество эксперимента в том, что исследователь получает возможность контролировать условия протекания исследуемого процесса, выделять те стороны и характеристики объекта исследования, которые интересуют его в первую очередь.

Частным случаем наблюдения и эксперимента является моделирование. Особым способом познания, тоже могущим быть представленным в качестве вида эксперимента, выступает измерение. Результатом (продуктом) измерения является число, выражающее отношение измеряемой величины к другой, качественно однородной ей величине, принятой за единицу измерения. Получение такого числа составляет цель измерения.

Процедурная сторона научного познания представлена как общелогическими приемами и операциями, так и собственно научными методами и принципами познания. К числу первых относятся: абстракция, анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия и т.п. Это логические процедуры, характеризующие не только науку, но вообще всякие мыслительные процессы, будь то в искусстве, религии и т.д. Разница лишь в том, что наука предъявляет к ним более строгие требования, чем это свойственно, допустим, обыденному сознанию. По справедливому замечанию А.Эйнштейна, «вся наука является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления». Примерами собственно научных методов могут служить аксиоматический, генетический, гипотетико-дедуктивный, метод восхождения от абстрактного к конкретному, исторический и логический методы. В них представлены позиции, с точки зрения которых строятся теоретические модели исследуемой реальности. Это способы интерпретации эмпирического материала под углом зрения тех или иных проблем. Они задают исходное видение реальности, а так же способ мыслительного движения по ней. В первом случае поэтому чаще всего говорят о «принципах» научного познания. К примеру, в физике таковыми принято считать «принцип сохранения», «принцип симметрии» и ряд других [6].

!Задание 10.3.Объясните смысл суждения: «Объект и объективная реальность — это не одно и то же». Каким требованиям должна удовлетворять научная гипотеза?

Специфика научного познания и его функции в жизни общества


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: