Смерть на днепре.

Многие историки в далеком прошлом уже соглашаются, что убийство князя Святослава печенегами у днепровских порогов — история значительно более сложная и таинственная, чем официальная версия, в соответствии с которой Святослав, возвращаясь по окончании войны с ромеями, чисто случайно напоролся на превосходящие силы степняков. Так что тут я не открываю никаких Америк. До тех пор пока

История, в действительности, таинственная и грязненькая. Судите сами. По окончании длившихся два месяца схваток у болгарской крепости Доростол Святослав заключил с византийским императором Иоанном Цимисхием, в общем, достаточно почетный мир. И поплыл с дружиной в Киев, поздней в осеннюю пору. В соответствии с летописям, русским поступила информация, что у порогов печенеги устроили засаду…

И вот тут что?то происходит! Что?то окончательно оставшееся тайной. Большинство дружины с воеводой Свенельдом во главе уходит в Киев по суше, степью — и благополучно добирается до города!

Что касается князя Святослава, он внезапно начинает вести себя более чем необычно. С меньшей частью дружины остается… зимовать то ли на берегу, то ли на одном из днепровских островов. Зима выдалась лютая, еды практически нет, летописцы выделяют, что русские бедствовали несказанно: «…по полгривны платили за конскую голову, неприятелем были заболевании». Весной Святослав, кроме того не пробуя пройти степью, по которой благополучно ушел Свенельд, снова плывет по Днепру. Печенеги, что необычно, отчего?то зимовали тут же — они по?прошлому подстерегают князя и убивают…

Странностей выше допустимого. Из-за чего Святослав не ушел в Киев степью? Свидетельствует ли уход Свенельда, что в русском стане случился раскол? В истории помой-му не отмечены какие конкретно?то действия Святослава, вну шившие печенегам непреодолимое желание за что?то отомстить князю…

Чёрная история. И потому ее не единожды назвали «заказным убийством». Полное чувство, что Святослав замечательно осознавал: в Киев ему идти запрещено. Из-за чего? Что в том месте имело возможность произойти?

Сначала во всем винили византийцев, якобы подкупивших печенежского кагана Курю. Но потом было блестяще доказано: ромеям просто не хватило бы времени организовать достаточно сложную операцию. Опоздали бы они снестись с печенегами…

Тогда? Покойный Л. Н. Гумилев внес предложение достаточно изящно выстроенную версию. В соответствии с ей, заговор против Святослава был затеян старшим сыном Святослава Ярополком, находившимся во главе киевских христиан. Иначе говоря набиравшая силу христианская партия так отделалась от одного из самых влиятельных собственных соперников. Благо под рукой имелся киевский воевода Претич, несколькими годами ранее ставший побратимом печенежского кагана Кури — он, вероятнее, и стал «связником».

Косвенным эту версию подтверждает Иоакимовская летопись, где смерть Святослава заявлена божьей карой за то, что князь в 971 г. расправился с киевскими христианами и приказал уничтожить некую церковь.

По большому счету?то, Иоакимовская летопись в далеком прошлом признана компилятивным источником, составленным в семнадцатом веке, которому «доверять без проверки запрещено» ( академик Б. Рыбаков ). Сам академик думал, что доказательством есть постамент языческого всевышнего в центре Киева, что «был вымощен плинфой и фресками христианского храма, уничтоженного до 980 г.».

Действительно, приведенное академиком Рыбаковым «подтверждение» свидетельствует только о том, что христианский храм был некогда уничтожен, — но никак не о том, что в разрушении повинен князь Святослав…

Читатель вправе недоуменно вскрикнуть: «Разрешите! Так как точно как мы знаем, что Святослав, не в пример матери Ольге и старшему сыну Ярополку, был приверженцем язычества!»

Правильно, известно. Из рукописи Нестора. Но сейчас показались свидетельства, заставляющие опять вспоминать о характеристике, данной Нестору Татищевым…

В вышедшей сравнительно не так давно книге «Империя» столичные математики Носовский и Фоменко, узнаваемые занимательнейшими работами на тему «новой хронологии», привели громадные отрывки из книги Мауро Орбини, посвященной славянской истории. Книга эта в первый раз издана в 1601, и ее создатель, «архимандрит Рагужский», основывался на огромном количестве средневековых источников, легко?напросто не дошедших до отечественного времени.

Кстати, Я не согласен с Носовским и Фоменко в том, что определение «архимандрит Рагужский» связывает личность Орбини с балканским или итальянским городом Рагуза. Право на существование имеет и вторая версия: Орбини был австрийцем. Слово «рагужский» в полной мере имело возможность означать искаженное «ракусский» — другими словами «австрийский». В ветхих русских книгах титулом «арцыкнязь ракусский» именуется германский император Максимилиан, и в действительности имевший среди подвластных ему земель и Австрийское герцогство. А в современном чешском и словацком Австрия так и именуется — «RAKOUSKO»…

Но возвратимся к Святославу. В книге Орбини мне попалась прелюбопытнейшая строка: «По окончании смерти Ольги правил ее сын Святослав, ШЕДШИЙ ПО СТО ПАМ МАТЕРИ В ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЕ и БЛАГОЧЕСТИИ ».

Каково? Это указывает, что в прошлом, не считая навязшего в зубах «Нестора», существовали и другие источники, разглядывавшие князя Святослава пара в противном случае, нежели «несторовцы». Какой еще вывод возможно сделать из приведенной выше цитаты?

В действительности, получалось пара необычно: мать Святослава — ревностная христианка, старший сын — ревностный христианин, но сам он — язычник… Режьте мне голову, но тут находилась некая психотерапевтическая нестыковочка.

В случае если сообщение Орбини правдиво ( а какие конкретно у нас основания априорно вычислять его фальшивым, отдавая предпочтение Нестору? ) и князь Святослав был хрис тианином, события на Днепре возможно истолковать пара в противном случае…

Святослав остается зимовать на Днепре, по причине того, что замечательно сознает угрожающую ему из Киева угрозу — но исходит эта угроза не от христианской партии Ярополка, а от языческой Владимира. К каковой в собственности и кинувший Святослава Свенельд, и, быть может, Пре?тич. В Киеве подготавливается антихристианский переворот, а потому Святослава, как ревностного и влиятельного приверженца христиан, нужно убрать…

И убирают — руками печенегов. Имя их кагана присутствует в различных толкованиях — Куря, Курей, Кур… Весьма интересно подметить, что в тюркском языке имеется слово «Кур», которым принято именовать одноглазого — утратившего один глаз в следствии травмы или бельмастого. Возможно, «люди кагана Кури» — в действительности — «банда Кривого»?

Кстати, кое-какие источники уверяют, что Святослав был убит не на берегу Днепра, а на острове Хортица. В соответствии с свидетельству уже упоминавшегося Константина Багрянородного, на этом острове, у огромного дуба, русы?язычники совершали собственные жертвоприношения, убивая живых петухов. Работы современных археологов это сообщение в полной мере подтверждают.

Весьма интересно, имеется какая?то связь между насильственной языческим христианина святилищем и смертью Святослава, расположенным поблизости от места убийства князя? Возможно, не просто так его кровь пролилась именно на Хортице? Жертвоприношение?

И, наконец, имеется летопись, где прямо сообщено, что Святослав не запрещал своим людям креститься — «не бороняше»…

Все последующие события без мельчайшей натяжки укладываются в догадку о христианине Святославе. Владимир убивает брата, христианина Ярополка. И устраивает в Киеве известное языческое святилище, о котором написано через чур много ( а посему не следует цитировать тут неоспоримые источники ). Быть может, как раз по приказу Владимира ( кроме того точно — в рамках нашей версии ) была уничтожена та христианская церковь, фрески и чьи камни легли в постамент грандиозного языческого капища.

Кому пригодилось превращать Святослава в закоренелого язычника, додуматься легко. Потом, в то время, когда во множестве стали сочиняться апологетические описания «жития святого Владимира», христианин Святослав стал как будто бы бы и неудобен. Основная заслуга в крещении Руси должна была достаться как раз Владимиру. Тогда?то, по всей видимости, цензорские ножницы и прошлись по летописям, не укладывавшимся в официальный канон. Всякие упоминания о начальном принятии Русью крещения от посланцев Рима были изничтожены ( действительно, руки малы были, дабы дотянуться до западноевропейских документов наподобие хроники Адемара ). Фигура упорствующего в собственных языческих заблуждениях Святослава идеально оттеняла яркий образ Владимира Крестителя. Подозреваю, правщики истории с величайшей охотой проделали бы ту же видоизменение с княгиней Ольгой. Однако тут уж приходилось выполнять минимум приличий — через чур много было свидетельств о ее принадлежности к христианству, а прах княгини покоился в Десятинной церкви, откуда удалить его было бы трудновато. Но Святослав, погибший где?то на большом растоянии, идеально доходил на роль «защитника язычества», благо протестовать было некому. А вероломное убийство Ярополка… Некоторый историк заявил князя «злопамятным и завистливым». Не растолковывая, ясно, на основании чего пришел к такому выводу. Основное, злопамятного и завистливого как будто бы бы и не жалко.

Весьма интересно, настанет в то время, когда?нибудь момент, в то время, когда не келейно, а с широким оглашением воздадут должное памяти христианского мученика Святослава, павшего от руки язычников за веру? Либо по?прошлому будет торжествовать «несторовщина»?

Двойная смерть в Днепре: девушка и парень выбросились из окна. ЖЕСТЬ


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: