Семья и сообщество

17. Семья – община личностей, самая маленькая социальная ячейка и как таковая является главным институтом в жизни любого общества.

Чего институт семьи ожидает от общества? Прежде всего, признания своей идентичности и принятия себя как субъекта общества. Эта социальная субъектность связана с идентичностью каждого супружества и каждой семьи. Супружество, лежащее в основе института семьи, возникает благодаря союзу, посредством которого «мужчина и женщина устанавливают между собой общность всей жизни, по самой природе своей направленную на благо супругов и к порождению и воспитанию потомства»[40]. Только такой союз можно признать «браком» и подтвердить его социальный статус в обществе. Нельзя признать браком любые другие отношения между людьми, которые не отвечают этим условиям, несмотря на то, что сегодня существуют подобные тенденции, весьма опасные для будущего семьи и общества.

Ни одно человеческое общество не может позволить себе рисковать, проявляя нездоровую толерантность по отношению к таким жизненно важным вопросам, как суть брака и семьи. Нравственный релятивизм в этих вопросах наносит вред самому обществу, его истинному социальному единству и гуманистическому укладу. Совершенно понятно, почему Церковь отстаивает и защищает ценность естественной человеческой семьи и призывает соответствующие институты, в частности парламенты и государства, а также международные организации, не поддаваться искушениям современности.

Семья как община любви и жизни – наиболее мощно «укорененное» общество, при этом общество суверенное, хотя в то же время и многосторонне зависимое. А потому принцип суверенности института семьи, как и сам факт ее многосторонней зависимости, позволяет говорить о правах семьи. В 1983 г. Апостольская столица опубликовала Декларацию прав семьи, которая и поныне сохраняет свою актуальность.

Права семьи демонстрируют особую близость с правами человека. Ибо если семья есть община личностей, то ее самореализация в значительной мере зависит от того, соблюдаются ли права каждой в отдельности человеческой личности, входящей в эту общину. Некоторые из этих прав касаются семьи непосредственно, как например, право супругов стать родителями и воспитывать своих детей, а некоторые — имеют к семье опосредованное отношение. Тут особое значение имеет право собственности, в частности, так называемой семейной собственности, и право на труд.

Вместе с тем права семьи – это не математическая сумма прав отдельных личностей. Ибо семья – нечто большее, нежели каждый отдельно взятый человек. Это община родителей и детей, иногда — это община нескольких поколений. А потому ее субъектность требует своих собственных специфических прав. Эта субъектность формируется, прежде всего, на принципах морали. Декларация прав семьи, исходя из этих принципов, укореняет жизнь семьи в социально-правовом укладе «большого» общества, то есть, прежде всего, народа, затем государства, а также международных сообществ. Каждое из этих «больших» сообществ, по крайней мере, опосредованно, обусловлено бытием семьи. Определение задач и обязанностей «большого общества» по отношению к семье – вопрос чрезвычайно важный.

В первую очередь, тут следует отметить почти органичную связь, существующую между семьей и народом. Конечно, не во всех случаях можно говорить о народе в собственном смысле. Есть разные этнические группы и племена, которые еще не стали народом, но при этом в какой-то мере выполняют функцию «большого» общества. Как в этом случае, так и тогда, когда речь идет о больших исторических народах, связь семьи с ними осуществляется главным образом через культуру. В каком-то смысле родители рождают детей и для народа тоже, чтобы они стали его частью, стали наследниками исторического и культурного богатства, каким этот народ располагает. Идентичность семьи уже у самых истоков предполагает некое ее участие в идентичности народа, к которому она принадлежит.

Семья, принимая участие в культурном наследии народа, способствует формированию той специфической суверенности, которой народ обладает благодаря своей культуре и своему языку. Я имел возможность сказать об этом на Конгрессе ЮНЕСКО в Париже в 1980 г., и часто к этому возвращаюсь, поскольку данное утверждение представляется мне чрезвычайно важным. Через свою культуру и свой язык не только народ, но и каждая семья обретает духовную суверенность. Без понимания этого трудно объяснить множество фактов в истории народов, особенно европейских, фактов как давних, так и нынешних, возвышающих, но и болезненно ранящих побед и поражений. Мы видим, как органично семья связана с народом, а народ – с семьей.

Если говорить о государстве, то связь семьи с ним отчасти аналогична, а отчасти – она иная. Государство отличается от народа внутренней структурой, само по себе оно менее «семейно», но более устроено и организовано, более «бюрократично». И, тем не менее, у этой государственной структуры, у этого устройства всегда есть своя «душа» в той мере, в какой она соответствует природе «политической общины», юридически подчиненной общему благу[41]. Можно сказать, что семья — душа каждого государства настолько, насколько является по отношению к нему субъектом так называемого принципа взаимопомощи. Семья — сообщество, которое не располагает всеми средствами, необходимыми для реализации своих целей, особенно в области образования и воспитания. Поэтому здесь необходима помощь государства (в соответствии с указанным принципом); там же, где семья самодостаточна, ей следует предоставлять возможность действовать самостоятельно; более того, государственное вмешательство в таких случаях может пойти ей во вред, стать выражением не уважения, а попрания прав семьи. Помощь государства необходима только тогда, когда семья действительно не справляется собственными силами.

Помимо сферы воспитания и образования (различного уровня) помощь государства – не исключая и частные инициативы – проявляется через действие институтов, ставящих себе целью охрану жизни и здоровья граждан, в особенности посредством принятия соответствующих мер в сфере труда. В наше время одной из важнейших угроз для семьи является безработица, проблему которой стараются решить многие общества. Решение этой проблемы – вызов политическим системам отдельных государств и предмет глубоких размышлений для социального учения Церкви. Найти правильные решения в этой области – вопрос безотлагательный, это должны быть такие решения, которые, выйдя за границы своего государства, устремятся навстречу огромному числу семей, для кого отсутствие работы — это трагическое состояние крайней нужды[42].

Говоря о труде по отношению к семье, следует подчеркнуть важность и тяжесть домашней работы женщины в семье[43]. Эта работа должна быть однозначно оценена по достоинству. Труд каждой женщины, связанный с рождением ребенка, уходом за ним, кормлением, воспитанием, особенно в первые годы, настолько велик, что с ним не может сравниться ни одна работа по специальности. Надо, чтобы этот факт нашел соответствующее понимание в сфере обязательного права на труд. Надо, чтобы материнство воспринималось как достаточное основание для соответствующей оплаты, необходимой для содержания семьи на этом чрезвычайно важном этапе ее жизни.

Мы видим, как сильно семья нуждается в помощи, чтобы быть признанной основополагающей и, в определенном смысле, «суверенной» общиной. Ее «суверенность», однако, необходима для блага общества. Подлинно суверенный и духовно сильный народ всегда состоит из крепких семей: семей, осознающих свое призвание и миссию в истории. Семья всегда находится в центре этих задач и событий. Любое действие, отодвигающее ее на задний план, отказ от полагающегося ей в обществе положения, будет означать уничтожение подлинно социальной субстанции.

Adorable Tiny House Built By Love, Family and Community


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: