Представление о том, что в толпе находиться безопасно, оказывается неверным, когда главную роль начинает играть стадный менталитет

В качестве примера можно рассмотреть феномен плюралистического невежества, при котором все свидетели чрезвычайного происшествия не видят причины для тревоги.

Здесь мне представляется уместным привести рассказ одного моего студента, который работал одно время патрульным на скоростной магистрали. После дискуссии в классе, предметом которой был принцип социального доказательства, молодой человек остался, чтобы поговорить со мной. Он сказал, что теперь понимает причину часто происходящих в час пик аварий на городском шоссе. Обычно в это время машины во всех направлениях двигаются непрерывным потоком, но медленно. Двое-трое водителей начинают сигналить, чтобы показать свое намерение перебраться на соседнюю полосу. В течение нескольких секунд многие водители решают, что нечто — машина с заглохшим двигателем или какая-либо другая преграда — заблокировало дорогу впереди. Все начинают сигналить. Возникает неразбериха, так как все водители стремятся втиснуть свои машины в свободные пространства на соседней полосе. При этом часто происходят столкновения. ‘

Странным во всем этом, по мнению бывшего патрульного, является то, что очень часто впереди на дороге нет никакого препятствия, причем водители не могут этого не видеть.

Социальное доказательство

ОТЧЕТ ЧИТАТЕЛЯ

(бывшего служащего ипподрома)

1узнал об одном методе фальсификации социального доказательства, когда работал 1 ипподроме. Чтобы понизить ставки и получить больше денег, некоторые завсегда-i ипподрома склоняют публику к тому, чтобы она ставила на плохих лошадей.

‘ем больше денег поставлено на лошадь, тем лучше ставки. Многие люди, которые иг-? на ипподроме, не имеют практически никакого представления о стратегии. Обыч- они много раз подряд ставят на фаворита. Изучив доски объявлений тотализатора, получить представление о сделанных ставках и сделать вывод, какая лошадь ется фаворитом на данный момент. Трюк, которым может воспользоваться азар-ай игрок, чтобы изменить ставки, довольно прост. Игрок держит в уме лошадь, кото-*я, как подсказывает ему интуиция, имеет большие шансы на победу. Затем он выби-ает лошадь, на которую сделаны «длинные» ставки (скажем, от 15 до 1) и которая не ее/7? реального шанса на победу. В тот момент, когда открываются общие окна, этот ок ставит сотню долларов на худшую лошадь, создавая мгновенного фаворита, став-i на которого падают на уровень от 2 до 1.

^Затем начинает работать принцип социального доказательства. Люди, которые не зна-7?, на кого следует ставить в данном забеге, смотрят на доску тотализатора, чтобы еть, какую лошадь посчитали фаворитом предыдущие игроки, и следуют их приме-Теперь имеет место эффект снежного кома — другие люди продолжают ставить j фаворита. В этот момент азартный игрок может вернуться к окну и сделать высо-ую ставку на своего действительного фаворита, ставки на которого теперь изменят-ч к лучшему, потому что «новый фаворит» снижает показатели на доске. Если парень ыиграет, начальное вложение в сотню долларов окупится с лихвой.

jjRcaM видел, как это происходило. Я помню, как один раз человек поставил сотню долла-5 на лошадь, имевшую до забега ставки 10 к 1, тем самым сделав ее ранним фавори-По ипподрому начали циркулировать слухи — те, кто поставил раньше, что-то ают. В результате все (включая меня) начали делать ставки на эту лошадь. У этой ^лошади была повреждена нога, и она пришла к финишу последней. Многие люди потеряли Щмассу денег. Однако кто-то нагрел на этом руки. Мы никогда не узнаем, кто. Но это п, кто получил все деньги. Он знал о принципе социального доказательства.

римечание автора. Ивновь мы находим подтверждение тому, что принцип социального доказатель-а наиболее сильно влияет на тех, кто чувствует себя неуверенно в определенной ситуации и кто, следо-ьно, все время оглядывается вокруг себя, чтобы узнать, как следует вести себя в данных условиях.

Можно привести еще один характерный пример — это крах одного сингапурского яка, откуда несколько лет назад без всякой причины вкладчики начали стихийно бирать деньги. Неожиданный крах банка, известного своей хорошей репутацией, тавался загадкой до тех пор, пока не был проведен опрос вкладчиков. Оказывается, Втот день из-за забастовки водителей автобуса на остановке перед зданием банка ско-лась большая толпа. Проходящие мимо люди принимали толпу за очередь вклад-икон, забирающих деньги из разоряющегося банка, и в свою очередь, бежали снимать ои вклады. Очередь становилась все длиннее, и вскоре банк пришлось закрыть, что-[ избежать полного разорения («Л/еда», 1998).

Глава 4

Приведенный пример показывает, как мы реагируем на социальное доказательство. Во-первых, мы, похоже, допускаем, что если множество людей делает одно и то же, они, должно быть, знают нечто такое, чего мы не знаем. Мы готовы поверить в коллективное знание толпы, особенно тогда, когда чувствуем себя неуверенно. Во-вторых, довольно часто толпа ошибается потому, что ее члены действуют исходя не из достоверной информации, а из принципа социального доказательства.

Поэтому если двое водителей на скоростном шоссе случайно в одно и то же время решили сменить полосу, следующие два водителя вполне могут сделать то же самое, предполагая, что первые водители заметили впереди препятствие. Социальное доказательство, с которым сталкиваются водители, находящиеся позади, кажется им очевидным — четыре идущие друг за другом машины, все с включенными сигналами поворота, пытаются резко свернуть на соседнюю полосу. Начинают мигать новые сигнальные огни. К этому времени социальное доказательство становится неоспоримым. Водители, оказавшиеся в конце колонны, не сомневаются в необходимости перехода на другую полосу: «Все эти парни впереди, должно быть, что-то знают». Водители настолько сосредоточены на попытках протиснуться на соседнюю полосу, что даже не интересуются действительным положением на дороге. Неудивительно, что возникает авария.

Из этих историй можно извлечь полезный урок. Своему автопилоту никогда не следует доверяться полностью; даже если в систему автоматического управления не была специально заложена неверная информация, эта система может иногда выйти из строя. Нам необходимо время от времени проверять, не противоречат ли решения, принятые с помощью автопилота, объективным фактам, нашему жизненному опыту, нашим собственным суждениям. К счастью, такая проверка не требует ни больших усилий, ни времени. Достаточно быстрого взгляда по сторонам. И эта маленькая предосторожность окупится сторицей. Последствия слепой веры в неоспоримость социального доказательства могут быть трагическими. Например, в 1983 году произошел серьезный международный инцидент, когда южнокорейский пассажирский самолет был сбит над территорией Советского Союза. Последующее расследование показало, что за все время полета экипаж ни разу не корректировал курс, полностью положившись на автопилот, который оказался неисправным (Staff, 1993).

Этот аспект принципа социального доказательства наводит меня на мысль об особенностях охоты на североамериканских бизонов некоторых индейских племен — черноногих, кри, змеев и воронов. У бизонов есть две характерные черты, которые делают их уязвимыми. Во-первых, глаза у бизонов расположены таким образом, что им легче смотреть по сторонам, чем вперед. Во-вторых, когда бизоны бегут в панике, головы у них опущены так низко, что животные не могут видеть ничего поверх стада. Индейцы поняли, что можно убить огромное количество бизонов, подогнав стадо к крутому обрыву. Животные, ориентируясь на поведение других особей и не глядя вперед, сами предрешали свою участь. Один потрясенный наблюдатель подобной охоты так описал результат крайней уверенности бизонов в правильности коллективного решения.

Индейцы заманили стадо к пропасти и заставили его броситься вниз. Животные, бегущие сзади, подталкивали тех, кто находился перед ними, причем все они делали роковой шаг

»}, \Ш — Ronostaj ,41Л.

Magicians assisted by Jinns and Demons — Multi Language — Paradigm Shifter


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: