Последнее серебряное яблоко

Последнее серебряное яблоко

Солнце уходило за верхушки елового леса. Длинные тени, вытягиваясь, пересекали дорогу.

«Как я устала, — со вздохом подумала Мелисенда. — Немного отдохнуть и дальше в путь».

Она заметила слева от дороги круглую поляну, заросшую свежей изумрудной травой. Она сверкала в лучах заходящего солнца, тени ещё не добрались до неё. Дальше на холме были видны развалины замка, рухнувшие узорные башни и шпили.

— Говорят, здесь прежде был Замок Утех, — вспомнила Мелисенда. — И жили здесь прелестные девушки с косами цвета лимонного золота. А теперь руины и запустение…

Мелисенда пошла дальше, невольно замедляя шаг.

Как хочется пить, во рту пересохло, ноги так и горят. Найти бы какой-нибудь прохладный ручей, опустить ноги в воду. Хоть немного набраться сил…

Мелисенда услыхала тихое журчание. Приглядевшись, она увидела: из-под корней старой берёзы выбивается тонкая струйка воды.

Серьёзный жук, деловито расправив жёсткую коробочку крыльев, пролетел мимо её лица.

Последние лучи солнца скользнули по шёлковой коре берёзы. А где же ручей? Нет и в помине. В траве видны только изогнутые корни берёзы и разбросанные хорошо промытые камешки.

«Померещилось, — подумала Мелисенда. — Сумерки морочат меня…»

Синий туман окутал всё вокруг. Первые звёзды робко показались на небе. Они перемигивались, словно уговаривали друг друга светить ярче.

«Что ждёт меня в замке графа Мортигера? — Мелисенда поёжилась от набежавшей прохлады. — Нет, лучше не загадывать. Там заточён мой любимый. Разве этого недостаточно?»

Верхушки деревьев ещё бережно хранили венки, сплетённые из лучей заходящего солнца, а внизу из густого подлеска уже выползал ночной мрак.

Мелисенда заторопилась по темнеющей дороге. Вдруг, прямо у своих ног, она увидела глубокую чёрную трещину, исчезающую в траве.

— Ой, она такая широкая, я, пожалуй, не перепрыгну, — испугалась Мелисенда.

И вдруг щель перед ней закрылась сама собой, теперь впереди была снова ровная дорога.

«Что это — колдовство или кто-то опасный и хитрый хочет, чтобы я поскорей пришла в замок графа Мортигера?»

Мелисенда торопливо пошла вперед, прижимая к груди серебряную ветку с блестящим в темноте последним яблоком.

Спасибо тебе, добрый Горный Кузнец, — прошептала Мелисенда. — Твоя серебряная ветка уже дважды спасла меня. Да благословит тебя Господь!..

Дорога кругами огибала холм, и вот на его вершине Мелисенда увидела отсвечивающий льдом высокий замок.

Острые башни тонули во мраке. Два круглых окна время от времени вспыхивали зелёным светом, как глаза хищного зверя, готового к прыжку.

Чем выше поднималась Мелисенда, тем холоднее становился ветер, бьющий в лицо.

Она прошла изогнутый мост над замёрзшим потоком. Вода была скована льдом, но вдруг, как тень, промелькнула чуть видная золотая рыбка.

«Теперь я больше не боюсь переходить поток по мосту. Меня больше не преследует призрак несчастной женщины. Это была чужая жизнь, и даже если это был сон, он тоже был чужой…»

Мелисенда поднялась по обледенелым плитам к высоким створчатым дверям. Один раз она поскользнулась и упала, разбив колени. Но тут же вскочила и пошла дальше.

Навстречу ей вышли длинноногие слуги, все как один в серо-чёрных плащах, похожих на сложенные крылья летучих мышей. Не сказав ни слова, склонились в почтительном поклоне, словно она была желанной гостьей в этом замке и ждали её с нетерпением.

Отворились высокие двери, и взору Мелисенды открылась длинная мраморная лестница, покрытая оледеневшим ковром.

Вдруг Мелисенда вздрогнула и невольно сделала шаг назад. Холодные иглы страха пробежали по спине.

На верхней ступени лестницы стоял сам хозяин замка граф Мортигер.

Он нарочито медленно спускался по лестнице ступень за ступенью, наслаждаясь ужасом на лице Мелисенды.

Его освещал зеленоватый свет факелов, казалось, вокруг него витает еле заметное облачко мрака.

Роскошный плащ, расшитый золотом, ниспадал с его плеч и скользил по ступеням. Его красивое лицо казалось бледнее обычного, губы изгибала улыбка торжества и злобной радости.

— Вот ты сама пришла ко мне, сладкая девочка! Надеюсь, ты поняла теперь силу моего могущества и, наконец, покорно согласишься стать моей женой. Тогда, так и быть, я оживлю твоего замёрзшего жениха, пусть отправляется на все четыре стороны. Ну а если ты заупрямишься и не согласишься, я и тебя превращу в ледяную статую, моя красавица, на потеху моим знатным гостям. Уж они-то не боятся холода. Я нарочно приказал открыть все окна в перламутровом зале. Больше холода! Больше холода! Ну, иди же ко мне, моя бесценная малютка! Иди в мои объятия!

Боже мой! Осталось всего несколько ступеней. Мелисенда стояла неподвижно, как одурманенная. Его слова падали, словно тяжелые камни.

Граф Мортигер подходил всё ближе. Какие у него тонкие гибкие пальцы, все унизанные кольцами. Но почему у него вместо ногтей изогнутые когти?

Мелисенда отшатнулась и прижалась к стене. На тонком льду, покрывавшем стену, отпечатались её ладонь, полуголые плечи и тонкий локоть.

Сейчас он схватит её. В его бездонных глазах зажёгся далёкий огонь…

В этот миг перед Мелисендой пролетел взъерошенный Воробей, взмахивая ощипанными крылышками и на лету потирая озябшие лапки.

Мелисенда как будто очнулась от наваждения. В последний момент она взмахнула серебряной веткой. Последнее серебряное яблоко упало и несколько раз со звоном подскочило на ледяном ковре.

Совсем близко от себя Мелисенда увидела искаженное от изумления и растерянности лицо графа Мортигера.

— Где, где принцесса? — голос изменил ему, он хрипел и задыхался. — Ловите её! Вон следы её ладоней и плеч, оттаявшие на стене. Она где-то тут, совсем рядом! Обыщите все залы галереи!

В своем неистовом гневе, переходящем в безумие, Мортигер метался по лестнице. Невидимая Мелисенда тем временем незаметно проскользнула мимо него. Она чуть не запуталась в его плаще. Мелисенда взбежала на верхнюю площадку. Остановилась на мгновение, задумалась и скинула с ног свои башмаки. Она поставила их на ступеньки носками вниз, как если бы она сбегала по лестнице к дверям и второпях их обронила.

А вокруг невидимой принцессы, нетерпеливо взмахивая крылышками, порхал озябший Воробей. Никто не обращал внимания на маленькую облезлую птичку, делавшую круги в пустоте.

«Он как будто хочет указать мне путь, — подумала Мелисенда. — Знает ли он, что это путь к моей гибели?..»

Ледяные ковры пронзали острой болью ее босые ноги. Она поджала пальцы. Скорее, скорее!

В тёмном переходе горела одинокая свеча.

Может быть, ты хоть немного согреешь меня?.. — Мелисенда схватила свечу, провела рукой над сине-зелёным пламенем — но нет, это был только холодный призрак огня…

Воробьишко, треща крыльями, ударился грудкой о высокую закрытую дверь.

Мелисенда распахнула её и замерла на пороге.

Последнее серебряное яблоко

Zedd, Katy Perry — 365 (Official)


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: