Политический строй россии xvii века. формирование абсолютизма.

Источники:

u Хронографы: Особую популярность и авторитет в XVII в. приобрели хронографы (гранографы). В них

поэтапно излагалась всемирная история от сотворения мира. Это были или переводы греческих хроник, или собственно древнерусские компиляции, включающие выдержки из Священного писания, греческих хроник и русских летописей.

Пример: Русский хронограф (редакции 17 века).

u Законодательные источники: Соборное уложение 1649 г. (В Уложении отразился переход от сословно-

представительной монархии к абсолютизму, была зафиксирована роль церкви в государстве; определены понятия государственного суверенитета, безопасности, подданства, военного долга, государственных политических преступлений).

u Актовый материал: царские грамоты, отписки (донесения воевод 17 в.), памяти (отношения из приказа в приказ, от воеводы к воеводе), наказы (инструкции воеводам или др. должностным лицам), челобитные, статейные списки приказов и т.д.

u Мемуары: Г.К. Котошихин «О России в царствование Алексея Михайловича» (!)

Историография:

Современные исследователи показывают, каким образом в XVII в. менялись составляющие политической системы России. Е. Т. Анимица, В. И. Бысренко, И. А. Исаев, А. Т. Тертышный и др. авторы указывают на кардинальные изменения, которые произошли в России XVII в. в системе местного самоуправления. По словам Е. Т. Анимицы и А. Т. Тертышного, «на протяжении XVII в. деятельность Земских соборов постепенно сходит на нет, приходило в упадок и местное самоуправление. Произошёл .решительный поворот от земского управления к бюрократическому приказно-воеводскому управлению». И. А. Исаев пишет, что «в XVII в. происходит реорганизация местного управления: земские, губные избы и городовые приказчики стали подчиняться назначаемым из центра воеводам, принявшим на себя административные, полицейские и военные функции». В. Д. Назаров считает, «в условиях эволюции государственно-политического строя России абсолютизму Земские соборы потеряли значение к концу XVII ву

Неотъемлемой частью политической системы России в ХЛП-ХУП вв. было местничество, которое представляло собой своеобразную систему замещения высших рангов по породе, по знатности. Изучением местничества в современной историографии занимаются А. П. Павлов, Р. Г. Скрынников, С. О. Шмидт, Ю. М. Эскин, А. Л. Юрганов др. исследователи. Однозначной трактовки этого явления в отечественной историографии не существует. Различается несколько взглядов на природу местничества: для одних исследователей — это регулятор «службы по отечеству»; для других — специфический институт, имеющий феодальную природу; третьи полагают, что в основе местничества лежит архаическая форма борьбы родовой знати против государственных начал. Новый импульс в изучении местничества дает труд Ю. М. Эскина, собравший в едином хронологическом реестре все данные о местнических случаях ХУ1-ХУП вв.

Н. Ф. Демидова подробно рассмотрела систему комплектования государственных учреждений служащими, содержание дьяческого аппарата, участие бюрократии в формировании идеологии абсолютизма. Автор отчетливо прослеживает тенденцию численного увеличения управленческого аппарата во второй половине XVII в., полагая, что именно «б последнее десятилетие века складывался исполнительный аппарата русского абсолютизма».

В монографии Н. Ф. Демидовой впервые была рассмотрена тема «кормления от дел».

Г. П. Енин, Н. Е. Носов и П. В. Седов обращают внимание на архаичность аппарата управления в XVII в. Исследуя практику делопроизводства московских приказов, П. В. Седов пишет, что не следует переоценивать степень бюрократизации аппарата управления XVII в., сохранявшего во многом архаичные черты предшествующего времени. Проявление средневековых черт е управлении проявлялось, прежде всего, в системе обеспечения приказного аппарата, которое осуществлялось, преимущественно, за счет населения. В этом заключается отличительная особенность формирования аппарата управления российского самодержавия.

Проанализировав формирование в едином Русском государстве центральных и местных органов управления, современные исследователи обратились к проблеме формирования абсолютизма в России.

В советской историографии на проблему формирования абсолютизма в России рассматривалась через призму генезиса капитализма. В 1960-х годах развернулась дискуссия, в которой приняли участия Аврех, Чистозвонов, Павлова-Сильванская, Милюков. Эти исследовали обсуждали следующие вопросы: социальная основа абсолютизма, формирование идеологии, разрыв с предыдущей формацией, проблема эволюции государственных структур.

По мнению Н. Е. Носова, в развитии государственного строя России XVI в. боролись две тенденции: «самодержавно-крепостническая» и «сословно-представительная». Отмечая широкие земские традиции, историк характеризует политическую систему России XVI в. как «сословно-представительную монархию».

С. О. Шмидт приходит к выводу, что тезис об установлении самодержавия в России в конце ХУ-начале XVI в. не требует доказательства. По его мнению, «истоки русского абсолютизма… обнаруживаются уже во второй половине XVI в.» Однако модель абсолютизма в России была несколько иной, нежели в Европе, в силу специфических особенностей России. По мнению С. О. Шмидта, существование Земских соборов в эпоху Ивана Грозного не противоречит тезису о формировании в России в это время абсолютизма.

М. Кром сделал схожий вывод о том, что сословия формируются в России лишь не ранее XVII в., но даже в XVII в. сколько-нибудь правильной системы представительства не было. Соборы оставались совещательными органами, а посему, по мнению историка, в XVI-XVII вв. в России не было представительной монархии.

Апеллируя к западноевропейской традиции, где развитие парламентаризма в XVI в. сопутствовало развитию абсолютистских начал в государственном управлении, С. О. Шмидт полагает, что нечто похожее было и в России, «где в середине XVI в. первые сословные учреждения и в центре (Земские соборы) и в провинции оформляются тогда же, когда становятся заметными первые признаки российского абсолютизма». В то же время исследователь подчеркивает, что в России XVI-XVII вв. имела место не столько централизация, сколько бюрократизация управления. Особую роль в этом процессе С. О. Шмидт отводит дьякам и дьяческому аппарату, которые не только укрепляли управленческие структуры, но и оказывали огромное влияние формирование «идеологии российского «самодержавства».

По мнению В. А. Муравьева, «российский тип абсолютизма некоторых отношениях сходен с абсолютизмом стран Центральная Европы. Первые его предпосылки проявились во второй половине XVI в. Царь Иван IV Грозный пытался придать термину «самодержавие» новый смысл — самовластие. Социально-экономический и династический кризис конца ХУ1-начала XVII вв. замедлил становление российского абсолютизма. С середины XVII в. в правление Алексея Михайловича началось формирование элементов абсолютизма — реже созывались Земские соборы, снижалась роль Боярской думы и возрастало значение Ближней думы и приказной бюрократии, изживал себя основной принцип феодальной службы (местничество), увеличивалось число солдатских и рейтарских полков иноземного строя, предвестников регулярной армии, возрастала роль светской культуры».

Баскова А.В./ ИОГиП / ФОРМИРОВАНИЕ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ В РОССИИ


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: