Наука конституционного права за рубежом

Конституционно-правовая наука относительно молода. Ее отпочкование от философии, других наук и социологии случилось только в первой половине XIX века, другими словами существенно позднее вторых юридических наук (гражданского, уголовного, процессуального права).

Во время борьбы против феодализма идеологи народовластия Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Ш. Монтескье, Д. Локк, Ж.-Ж. Руссо и другие выдвинули и обосновали наиболее значимые концепции права, закрепленного в конституции: конституционализм, народный суверенитет, народное представительство, разделение правительства, естественные неотчуждаемые права человека. Эти теории являлись идеологическим обоснованием ликвидации феодализма как публичного строя, основанного на произволе и деспотизме, содействовали достижению организационного единства антифеодальных политических сил. Во время антифеодальных революций начали формироваться и конституционный строй, и оформляющее его право, закрепленное в конституции, придававшее юридическую форму выработанным теоретиками демократическим идеям. В будущем ученые-юристы уделили громадное внимание комментированию новых конституционно-институтов и правовых норм. Примером могут служить труды известного британского юриста У. Блэкстона, жившего в XVIII–XIX столетиях, издавшего «Комментарии к британским законам» в четырех томах. В это время и зарождается практически наука права, закрепленного в конституции.

В десятнадцатом веке появляются бессчётные труды правоведов-конституционалистов. У. Бэджгот, Т. Мэй, А. Дайси, Д. Милль в Англии, А. Эсмен, А. де Токвиль во Франции, У. Уиллоуби в Соединенных Штатах, В. Лабанд, Р. Гнейст в Германии в собственных фундаментальных работах создали хорошие теории права, закрепленного в конституции, включая такие конституционно-правовые теории, как парламентаризм, правовое, социальное и демократическое государство.

На рубеже и в начале XX века важный вклад теорию права, закрепленного в конституции внесли Л. Дюги, М. Ориу (Франция), В. Орландо (Италия), Д. Брайс, С. Лоу (Англия), Г. Еллинек (Германия). В их правовых взорах наровне с идеями внеклассовой народовластии, солидарности появляются суждения о необходимости сократить роль парламентов, усилить участие кабинетов министров в законодательстве, идеи «сильной власти» и т.п.

Наибольшими представителями современной западной науки права, закрепленного в конституции являются Ж. Бюрдо, М. Дюверже, М. Прело, Ж. Ведель, М. Лесаж во Франции, А. Дженнингс, X. Филлипс, Д. Маккинтош, Д. Маршалл, П. Бромхед в Англии, Р. Паунд, Э. Корвин, Г. Кельзен, К. Левенштейн, Л. Трайб в Соединенных Штатах, Т. Маунц, Г. Навяски, К. Хессе, К. фон Байме, К. Штерн в Германии. В их трудах разрабатываются теории, обусловленные современным этапом развития общества, в частности действием на публичную судьбу достижений научного прогресса. Возможно в данной связи назвать теории плюралистической народовластии, правящей элиты, технократии и др.

Названными фамилиями, очевидно, не ограничивается кроме того в указанных государствах круг авторов, разрабатывающих неприятности права, закрепленного в конституции. Западная наука права, закрепленного в конституции характеризуется множественностью школ, подшкол, что обусловлено влиянием разных философских течений, и национальными и историческими изюминками развития отдельных государств. Подчас наука права, закрепленного в конституции сращивается с политологией, что в полной мере конечно, в случае если учесть, что предметом политологии являются политические отношения в обществе, каковые, как отмечалось, являются настоящий либо вероятный предмет регулирования правом, закрепленного в конституции.

Что касается зарубежных социалистических государств, то установление в этих государствах диктатуры коммунистических партий и тоталитарных политических режимов устранило всякую возможность легального развития настоящей конституционно-правовой науки. Для нее, как и для других наук об обществе, стали необходимыми признаваемые в той либо другой стране догмы марксизма-ленинизма (в Китае кроме этого идеи Мао Цзэдуна, в Северную Корею идеи чучхе – корейского варианта марксизма-ленинизма и т.п.). Только на базе этих догм допускалось развитие каких-то теоретических взоров. Как и у нас, о чем речь заходит ниже, в этих государствах применительно к данному периоду нельзя говорить о существовании науки права, закрепленного в конституции, потому что наука в таких условиях существовать не имеет возможности. Обращение может идти только о литературе, содержащей данные, которая подчас воображает интерес для науки.

Лишь сейчас, в то время, когда в большинстве этих государств победили антитоталитарные революции, открылись и употребляются возможности для развития и восстановления настоящих наук об обществе, включая и науку права, закрепленного в конституции. В числе современных исследователей-конституционалистов в восточноевропейских государствах (не претендуя, очевидно, на полноту списка) возможно назвать Войчеха Соколевича, Януша Тщиньского, Здзислава Яроша, Марту Крук, Адама Лопатку в Польше, Антала Адама, Андраша Брадьову, Марту Деже в Венгрии, Иржи Гроспича, Карела Свободу, Карела Климу в Чехии, Павле Николича, Ратко Марковича в Югославии.

Советская литература в области зарубежного конституционного (национального) права

В дореволюционной России существовала плеяда ученых-конституционалистов, каковые развивали данную науку кроме того в условиях самодержавия. В частности, они знакомили студентов с достижениями народовластия на Западе и вместе с тем вносили собственный вклад в развитие теоретических представлений о ней и соответствующих конституционно-правовых университетах. Это И.Е. Андриевский, Б.Н. Чичерин, А.Д. Градовский, В.И. Сергеевич, Н.М. Коркунов, М.М. Ковалевский, В.В. Ивановский, В.М. Гессен,Н.И. Лазаревский и др. Но развитие русской науки права, закрепленного в конституции выяснилось прервано большевистским переворотом 1917 года. Эмигрировавшие русские ученые продолжили собственную исследовательскую и педагогическую деятельность за рубежом, где создали последовательность больших трудов, с частью которых мы получаем возможность знакомиться лишь сейчас.

У нас по окончании 1917 года каждая область обществоведения {но, не только) обязана была опираться на труды «классиков марксизма-ленинизма». К. Маркс, Ф. их последователи и Энгельс, критически разбирая современный им капиталистический публичный строй, а также многие университеты тогдашнего права, закрепленного в конституции, обосновывали необходимость установления диктатуры пролетариата, составлявшего в развитых по тому времени государствах большая часть общества и подвергавшегося обычно жёсткой эксплуатации. Нельзя не подчернуть, что критика, в большинстве случаев, была честна: демократические университеты в том месте, где они существовали (а существовали далеко не везде), характеризовались более либо менее выраженной ограниченностью и употреблялись в основном слоями общества и имущими классами. Одновременно с этим, верно констатируя, что право не может быть выше экономических условий, в которых живет общество, адепты и основоположники марксизма в политике и своей критике не всегда в достаточной мере учитывали это событие, а обоснованные предупреждения оппонентов идеи диктатуры пролетариата или игнорировали, или высмеивали. К сожалению, спустя десятилетия эти предупреждения всецело оправдались.

По окончании Октябрьской революции 1917 года у нас показались работы, в которых на базе произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, а особенно В.И. Ленина и после этого И.В. Сталина «доказывались» историческая обреченность буржуазного строя и его права, неизбежность установления во всем мире социалистической советской власти. Причем на эти позиции были вынуждены перейти последовательность дореволюционных ученых, каковые не захотели либо не смогли своевременно эмигрировать. Работы П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Крыленко, Д.И. Курского и других с революционных позиций диктатуры пролетариата (в понимании этих авторов) «разоблачали классовую сущность» буржуазного страны и права, утверждая, что публичный строй (и право), формировавшийся коммунистами у нас, – самый передовой и демократический. Но, под самой передовой народовластием понималась «пролетарская народовластие», исключавшая, например, из политике самая образованную часть общества.

В 20-х годах издаются первые работы советских авторов, намерено посвященные конституционному праву зарубежных государств. Так, в 1925 году В.Н. Дурденевский выпустил книгу «Зарубежное право, закрепленное в конституции». В 1927–1929 годах Г.С. Гурвич опубликовал три работы о политическом строе соответственно Англии, США и Франции, в которых на базе теории «марксизма-ленинизма» критиковались (правильнее, охаивались) главные университеты права, закрепленного в конституции западных народовластий. Разоблачению бесчеловечной сущности механизма фашистских стран посвящены работы И.П. Трайнина, изданные в предвоенные и армейские годы. направляться также подчеркнуть изданную в первой половине 30-ых годов XX века обстоятельную монографию И.Д. Левина о национально-национальных проблемах в Европе по окончании Первой Мировой.

Характеризуя межвоенный период, нельзя не упомянуть издание в русском переводе конституций зарубежных государств, что давало возможность приобщиться к нормативным источникам широкому кругу исследователей. Последовательность сборников конституций, включая конституции государств Востока, были изданы еще в 20-е годы, а в 1935– 1937 годах осуществлено фундаментальное 4-томное издание «Конституции буржуазных государств», охватившее фактически все существовавшие тогда страны зарубежного мира.

Но в условиях диктатуры Сталина, насаждавшей, например, безудержную ксенофобию, вести научную разработку неприятностей зарубежного права, закрепленного в конституции (равняется, но, как и отечественного национального права) было легко страшно для их авторов. Исходя из этого публикации по вопросам права, закрепленного в конституции демократических государств представляли собой только ругань. какое количество-нибудь важный, хотя бы и критический, анализ не имел бы шансов заметить свет и был бы чреват обвинением автора как минимум в «буржуазном объективизме», если не в «преклонении» и «космополитизме перед иностранщиной», а это имело возможность повлечь прямые репрессии впредь до физического уничтожения. Большая часть зарубежной научной литературы была упрятана в так именуемые спецхраны (фонды особого хранения) библиотек и выдавалась строго ограниченному кругу читателей; эта обстановка только пара либерализировалась позднее, но по большей части сохранилась до второй половины 80-х годов.

К тому же один из результатов «культурной революции», осуществленной коммунистами, заключался в том, что и сейчас подавляющая часть экспертов высшей квалификации не обладает зарубежными языками и не имеет возможности просматривать кроме того дешёвую зарубежную литературу по профессии. В переводе на русский язык книги зарубежных авторов по конституционному праву оказались очень редко, и среди них большая часть принадлежало перу исследователей-марксистов ленинского толка (до середины 50-х годов – сталинского). Для идеологов и партийных узкого круга функционеров издавались переводы самые значительных произведений зарубежных авторов, но какое количество-нибудь широким кругам кроме того экспертов они были недоступны.

Что касается появившихся по окончании второй мировой так называемых государств народной народовластии, то с 1949 года их национальное право стало предметом особенного направления в советской особой литературе. Начало ему положил проф. Н.П. Фарберов, издавший в текущем году учебник «Национальное право государств народной народовластии». Опыт этих государств трактовался как закономерное повторение в общих чертах советского опыта. Он обобщенно (и упрощенно) характеризовался термином «народная народовластие», которая считалась второй (наровне с советской) формой «диктатуры пролетариата». направляться, но, подчернуть, что указанный учебник, и изданные на рубеже 50-х годов другие работы об этих государствах (Д.Л. Златопольского, В.Ф. Котока, В.Е. Чиркина и др.) содержали позитивно-правовую данные, дававшую возможность делать выводы о тенденциях и процессах развития национального права указанной группы государств. В данный же период осуществлено издание в русском переводе другого законодательства и конституций «народно-демократических» стран. В юридических вузах и на юридических факультетах началось преподавание особенной учебной дисциплины – национального права государств народной народовластии раздельно от национального права «буржуазных» государств.

Во время послесталинской «оттепели» в советской литературе наметился определенный поворот в сторону более изложения и объективного анализа конституционно-правовой информации, относившейся к зарубежным государствам. Очевидно, полностью сохранялись «классовый подход» и обусловленная им критика «буржуазных» университетов, но кое-какие их черты стали отмечаться как хорошие, разъяснявшиеся результатами борьбы «прогрессивных сил, в первую очередь рабочего класса и идущих в его авангарде коммунистических партий».

Такова же по большей части была тенденция в национально-правовой литературе «зарубежных социалистических государств» (эта формула в 60-е годы вытеснила маловразумительный и тавтологичный термин «страны народной народовластии»), а также в коммунистической и близкой к ней литературе в «буржуазных» государствах.

Помимо этого, сейчас особенно усилилась сопряженность характера публикаций, освещающих проблематику той либо другой зарубежной страны, включая и ее конституционное (национальное) право, с политикой КПСС и СССР в отношении данной страны. Хорошие отношения СССР с конкретной «империалистической» страной исключали либо значительно снижали остроту «классовой» критики в адрес ее конституционно-правовых университетов и напротив.

Распад колониальной совокупности в начале 60-х годов стал причиной появлению в советской литературе по конституционному праву зарубежных государств нового направления, характеризуемого как национальное право государств, освободившихся от колониальной зависимости (позднее – национальное право развивающихся государств). У истоков этого направления находились Ю.А. Юдин, В.Е. Чиркин, Л.М. Энтин.

Во второй половине 50-х – первой половине 60-х годов был опубликован множество сборников, содержавших русские переводы конституций фактически всех стран зарубежного мира, а также только что освободившихся от колониальной зависимости. Это был воистину бесценный материал для исследователей, но пользуется спросом он был в относительно небольшой мере. То же возможно сообщить об изданных в 70-х–80-х годах сборниках переводов законодательства последовательности зарубежных государств.

Нужно признать, что число работ, публиковавшихся начиная с 60-х годов и до самого последнего времени по вопросам права, закрепленного в конституции так называемых буржуазных и развивающихся государств, весьма мало. Среди них следует прежде всего отметить серию монографий «Современное империалистическое государство», подготовленную коллективом авторов под управлением проф. В.А. Туманова в 60-е–70-е годы. Под его же управлением во второй половине 80-ых годов XX века издан двухтомник «Современное буржуазное национальное право. Критические очерки», само наименование которого свидетельствует, что первые годы перестройки не привели еще к осознанию отечественными научными работниками ошибочности и односторонности «марксистско-ленинского» (в частности, в его советском варианте) понимания современных неприятностей государственности.

Многие советские авторы специализировались на изучении права, закрепленного в конституции отдельных «буржуазных» государств, и результатом их изучений явился последовательность монографий, статей и брошюр. Так, по конституционному праву США с далека большие работы А.А. Мишин, В.А. Власихин, В.А. Савельев, Франции – М.А. Крутоголов, В.П. Серебреников, Германии – Н.А. Сидоров, Ю.П. Урьяс, Англии – Н.С. Крылова. Данный список, очевидно, не исчерпывающий.

Отдельные университеты права, закрепленного в конституции развитых государств в сравнительном замысле изучены в работах Б.С. Крылова, В.В. Маклакова и др.*

* Справедливость требует упомянуть в числе этих исследователей автора настоящей главы доц. В.А. Рыжова. – Прим. ред.

Всё Право, закрепленное в конституции (лекция)


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: