Наследственность и поведение

В далеком прошлом увидено, что в популяциях человека индивиды различаются между собой не только физически, но и по поведению. Попытки осознать базы таких различий у человека особенно в применении к его интеллектуальным возможностям довольно часто приводили к несоответствиям, в следствии чего одни особенности разглядывали в качестве наследственных, другие — купленных. Исходя из этого в прошлом обстоятельства этих различий были растолкованы в положении «воспитание и природа» (nature a. rupture).

В это же время изучение показателей человека продемонстрировало, что в формировании любого из них имеют значение и среда и наследственность, но что смогут быть вариации, заключающиеся в том, что одни показатели зависят больше от наследственности, другие — от среды. К примеру, несколько крови зависит всецело от наследственности, но размеры тела и углеводный метаболизм прямо и значительно определяются как генетическими факторами, так и средой. Свойство применять язык зависит от наследственности (от генетически детерминируемых полости рта и анатомических особенностей гортани), но и, без сомнений, от опыта, т. е. от того, что индивид изучает в течении судьбы в определенной среде.

Особенно громадное значение положение «воспитание и природа» имеет в оценке генетических баз поведения человека.

Установлено, что среда, в которой начинается любой животный организм, сильно воздействует на кое-какие особенности поведения его во взрослом состоянии. К примеру, женские особи макак-резус, отделяемые по окончании рождения от их матерей и лишаемые возможности в раннем возрасте общаться с другими мартышками, не хватает активны после этого в половом поведении, в социальных играх.

Как мы знаем, что особенную важность в определении поведения имеет . нервная совокупность. без сомнений кроме этого значение гормональной совокупности, потому что у высших животных, включая человека, гормоны принимают участие не только в репродукции, но и в детерминировании личного темперамента, реакций на стресс. Животные, половое поведение которых есть «осознанным», к гормонам чувствительны лишь в определенное время (сезон), в второе время гормональный стимул не вызывает у них никакого ответа. Наоборот, у человека свойство к репродукции не зависит от сезона, исходя из этого гормональное влияние в половом поведении есть меньшим. Как нервная, так и гормональная совокупности в конечном счете находятся под генетическим контролем (природы). Исходя из этого поведенческий потенциал человека, возможно, детерминируется генетически, но данный потенциал возможно реализован лишь в условиях определенной среды (воспитания).

В контексте познания баз поведения человека довольно часто прибегают к рассмотрению биологических баз преступности. В конце прошлого века итальянский психиатр Чезаре Ломброзо (1835-1909) сформулировал биологическую теорию преступности, сущность которой содержится в том, что базу преступности составляют биологические факторы, т. е. преступники являются «прирожденными» преступниками. Эта теория, в которой биологическим причиной преступности позднее стали признавать наследственность, была весьма живучей до отечественного времени. Совершенно верно так же известны утверждения о генетических базах других пороков и проституции людей. В это же время еще никто не идентифицировал ни гены преступности, ни гены проституции. Современные представления основаны на том, что наследуются не гены преступности либо проституции, а реакции, т. е. свойство индивидов реагировать тем либо иным образом в тех либо иных условиях судьбы.

Вопреки достижениям биологических наук значительную проблему составляют помехи способов измерения (оценки) интеллекта человека. Еще на заре развития генетики Ф. Гальтон и К. Пирсон в Англии внесли предложение для оценки интеллекта применять коэффициент корреляции интеллекта у их родителей и детей, и у детей одной семьи (сибсов). Отстаивая эффективность генеалогического подхода, Ф. Гальтон кроме того вычислял, подобно многим людям собственного поколения, что дамы по интеллекту стоят ниже мужчин. Но данный способ не отыскал широкого применения.

В 1905 г. французы А. Бине и Т. Симон внесли предложение способ измерения умственных свойств в виде определения так именуемого коэффициента интеллектуальности (IQ-тест; от британского intelligence — интеллект, quotinent — коэффициент). В последующем американцы Л. Терман и М. Меррил модифицировали данный способ, определяя интеллектуальные свойства детей в возрасте 2-14 лет и оценивая их по таким параметрам, как восприятие, память, внимание, зрение и др. Результаты определялись в баллах, причем средняя одаренность (средний умственный возраст) определялась 100 баллами, дебильность — 70—50 баллами, идиотизм — от 0 до 20 баллов. Талант определялся на базе 125 баллов.

Современная методика определения уровня умственных свойств детей основана на определении различных свойств (уровень неспециализированных знаний, сообразительность, словарный запас, географические знания, исполнение арифметических заданий и т. д.) и на суммарной оценке этих свойств.

Определение умственных свойств посредством IQ-теста вызывает на протяжении многих лет противоречивое отношение к этому тесту со стороны многих ученых, причем эта противоречивость основана на преувеличении или биологических, или социальных факторов развития человека, т. е. на признании либо непризнании наследуемости коэффициента интеллектуальности.

В это же время бессчётные эти говорят о том, что коэффициент интеллектуальности характеризуется большой наследуемостью. Одновременно с этим установлено, что вариабельные результаты IQ-теста, довольно часто имеющие место, зависят от влияния нескольких генов и что многие генетические эффекты осуществляются в весьма широком диапазоне через среду. Так, вопреки многим недочётам, IQ-тест может употребляться для определения того направления в поведении людей, которое связано с их свойством к абстрактному мышлению. Но его применение так же, как и прежде осложняется нерешенностью многих вопросов. В частности, в литературе нет удовлетворяющего всех правильного определения интеллекта, нет согласия в том, что свидетельствует, в то время, когда говорят один индивид «умнее» другого, нет однообразного понимания важности различий в интеллекте либо в амбициях, альтруизме, жестокости и удачах в достижении людьми поставленных целей. Так же, как и прежде остаются невыясненными вопросы о различиях по IQ-тесту людей, которыми владел к различным социальным группам. Но самое основное пребывает в том, что вопреки наследуемости IQ все же не совсем ясно, какова степень влияния на показатели IQ-воспитания «и» тестов «природы» раздельно.

Изучение генетических баз поведения еще отстает от изучения вторых разделов биологии человека. Основная обстоятельство содержится в том, что у человека нереально прямо связать генетику поведения с менделевскими отношениями, равно как и тяжело выяснить степень наследуемости главных показателей. Помимо этого существуют сложности в изучении поведенческих реакции на молекулярном уровне.

Станислав воспитание — и Дробышевский Генетика: врождённое либо купленное?


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: