Мистер райт и я позируем вместе с почтенным свами кешабанандой и учеником у величественной обители в бриндабане

Свами Кешабананда тепло приветствовал нас в собственном ашраме, именовавшемся Катайони Пейтх и пребывавшем в Бриндабане. Ашрам воображал собою внушительных размеров кирпичное строение с массивными тёмными колоннами, расположенное в красивом саду. Свами на данный момент же ввел нас в гостиную, украшенную увеличенным портретом Лахири Махасайа. Свами приближался к девяностолетнему возрасту, но его мускулистое тело излучало силу и здоровье. Длинноволосый, с глазами и белоснежной бородой, блиставшими эйфорией, он казался настоящим олицетворением типа старого патриарха. Я сказал ему о том, что желаю упомянуть о нем в собственной книге об индийских преподавателях.

– Поведайте мне, прошу вас, что?нибудь из раннего периода вашей жизни,– улыбнулся я с молящим видом: великие йогины довольно часто необщительны. Кешабананда сделал жест, высказывающий смирение.

– В моей жизни так мало внешних событий. Фактически вся она прошла в уединении Гималаев. Я путешествовал пешком из одного негромкого убежища в второе. Некое время я содержал маленькой ашрам за Хардваром, со всех сторон окруженный рощей из высоких деревьев, и его редко посещали путники, поскольку он был со всех сторон окружен норами кобр.– При этих словах Кешабананда улыбнулся.– Позднее разлившийся Ганг смыл ашрам вместе с кобрами. Тогда мои ученики помогли мне выстроить вот данный бриндабанский ашрам.

Кто?то из нас задал вопрос свами, как он предохранял себя от гималайских тигров[[364]]. Кешабананда покачал головой:

– В этих высоких местах, пронизанных духовными излучениями,– промолвил он,– никакие животные не тревожат йогинов. Как?то в джунглях я нежданно наткнулся на тигра. Я неожиданно вскрикнул – и зверь легко окаменел.

Свами снова улыбнулся, отыскав в памяти об этом происшествии.

– Время от времени я выходил из собственного уединенного убежища, дабы посетить моего гуру в Варанаси. Он все подшучивал над моим постоянным скитанием по пустынным местам Гималаев.

«Линии на твоей ноге говорят о страсти к бродяжничеству,– сообщил он мне в один раз.– Я рад, что священные Гималаи достаточно широки, дабы поглотить тебя».

– Неоднократно,– продолжал Кешабананда,– до собственной смерти и по окончании нее Лахири Махасайа оказался передо мной в телесной форме. Для него нет недоступных высот в Гималаях.

Прошло два часа, и свами повел нас в крытый двор пообедать. Я набрался воздуха в безмолвном отчаянии. Еще одно угощение из пятнадцати блюд! Не прошло и года индийского гостеприимства, а я прибавил в весе пятьдесят фунтов! Но, если бы я отказался от старательно приготовленных кушаний на банкетах, это сочли бы крайней невежливостью. В Индии (увы, больше нигде) вид упитанного свами считается красивым зрелищем.

По окончании обеда Кешабананда отвел меня в уединенный уголок.

– Ваш приезд не был для меня неожиданностью,– сообщил он мне.– У меня имеется для вас послание.

Я удивился, поскольку никому не информировал о собственных замыслах визита Кешабананды.

В прошедшем сезоне, скитаясь в северных Гималаях около Бадринарайана,– продолжал свами,– я заблудился и укрылся в просторной пещере. Она была безлюдная, но в отверстии на скалистом полу тлели тёплые головешки. Думая о том, кто бы имел возможность занимать это уединенное убежище, я присел у огня, устремив взгляд на залитый солнцем вход в пещеру.

«Кешабананда, я рад, что ты тут!» – эти слова раздались сзади меня. Пораженный, я обернулся и в удивлении заметил Бабаджи. Великий гуру материализовался в глубине пещеры. Меня переполняла радость: я снова встретился с ним по окончании многих лет разлуки! Я простерся у его святых ног.

– Я позвал тебя ко мне,– продолжал Бабаджи. Вот из-за чего ты заблудился и попал к моему временному жилью в данной пещере. Мы продолжительно не виделись со времени последней встречи. Мне приятно заметить тебя еще раз.

Бессмертный преподаватель благословил меня; он сказал наряду с этим пара слов, содержавших духовную помощь, после этого добавил: «Я дам тебе послание для Иогананды. Он посетит тебя по возвращении в Индию, всецело загруженный множеством дел, которые связаны с его гуру и с оставшимися в живых учениками Лахири. Сообщи ему, что я сейчас не встречусь с ним, не смотря на то, что он страстно сохраняет надежду на это. Но я встречусь с ним как?нибудь в второй раз».

Меня глубоко прикоснулось полученное из уст Кешабананды утешительное обещание Бабаджи. Провалилась сквозь землю боль, таившаяся где?то в глубине сердца; и я более не горевал о том, что Бабаджи, как и намекал Шри Юктешвар, не показался на Кумбха Мела .

Переночевав в ашраме в качестве его гостей, отечественная несколько на следующий сутки выехала в Калькутту. Проезжая через мост над Джамной, мы наслаждались величественным видом небосвода над Бриндабаном. Чувство было такое, словно бы солнце зажгло небеса. Под нами, в негромких водах, отражались цветные отблески, напоминавшие настоящую печь вулкана.

??Здравствуй, господин Совершенство??Hello Mr. Right?????????


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: