Миниочерк о минипутешествии на валаам

Грешен я, признаться, нелюбовью к утренним бдениям. Однако же, против ожидания, и проснулся сам, до означенного срока, и поднялся легко, словно не в дальнюю дорогу собираясь.

Сразу замечу, что трёхчасовой путь до Приозерска не отяготил, как меня предупреждали. Должно быть, из-за мелькавших за окном лесных пейзажей, лишь изредка разбавлявшихся поселениями.

На монастырском причале, как и было обещано, нас поджидал «Андрей Первозванный». Исправное судно, отходившее по Ладоге не один десяток лет, но все еще крепкое, ладное, с хозяйственным экипажем. Помощник капитана оказался весьма похож лицом на Керка Дугласа в расцвете лет, что, при наших обстоятельствах, сразу навеяло образы викингов.

К сожалению, лучшие места в салоне корабля оказались заняты, и я с трудом разместился в моторном отсеке, что, впрочем, не слишком огорчило меня, ибо позволило без прикрытия разглядывать попутчиков. Публика, надо сказать, подобралась изрядная. Вот священнослужитель с котомкой на коленях, что-то вполголоса обсуждает со склонившимися к нему мирянами. Вот купеческого вида деятели, удобно разместившись перед корабельными ящиками, разложили заранее заготовленную скатерть, и принялись вкушать домашнюю снедь, благоухая на зависть всему салону. Вот молодые люди, явно студенты и, почти наверняка, вольнодумцы, оживленно вертят во все стороны головами, жадно вбирая в себя новые впечатления. А вокруг паломники и просто праздные люди, вперемежку, под мерный рокот двигателей отдыхают в ожидании прибытия.

На Ладоге еще с ночи нам во благо, по словам помощника капитана, установился полный штиль. И всё же погода не дала в полной мере насладиться поездкой. Ибо, когда «Андрей Первозванный» вышел на озерные просторы, туман окружил нас сплошной стеной, и только где-то наверху (за туманом ли, за облаками ли) угадывалось солнце. И так и прошли мы весь путь словно бы в безвременье и вне пространства.

Впрочем, ровно в полдень из-за тумана вдруг вскрылся Валаамский архипелаг и вскоре мы уже входили в Монастырскую бухту. Должно быть, из-за воинственного вида помощника капитана, извилистая бухта, глубоко врезавшаяся в остров, напомнила мне норвежский фьорд. Только на скалистых берегах нас встречали не викинги, а купола Никольского скита, и не сигнал боевого рога, а колокольный перезвон.

И вот, попрощавшись с командой, мы, пассажиры, сошли на берег.

— — —

Много это или мало – шесть часов на Валааме?

И как рассказать, что это такое – Валаам?

Это чистый-чистый воздух, наполненный самыми разными ароматами. Когда непрестанно ловишь, и жадно вдыхаешь в себя накатывающие волны то разогретой на солнце сосновой смолы, то цветущих яблонь и кустов сирени, то разнотравья лугового. А когда разомлеешь донельзя, вдруг ветер приносит с просторов озера прохладу и особый «ладожский» привкус.

Это небо — такое же, как на материке, вот только почему-то здесь гораздо чаще хочется поднять голову, в попытке углядеть нечто незримое.

Это крутые скалистые берега, напоминающие о том, что здесь север. Но вдруг в середине острова набредаешь на сочные, будто пойменные, луга, более приличествующие средней полосе России. Или выходишь в такой сосняк, что, кажется, именно здесь писал свои лучшие картины Шишкин.

Это звон монастырских колоколов. Вот только если есть возможность, то для лучшего восприятия надлежит уединиться: или выйти на берег бухты; или углубиться в лес. Причём и надо то – сделать несколько шагов в выбранную сторону. И уже там, на берегу ли у корней берез, выросших средь скал, или в лесу, замерев между сосен, колоннами вздымающихся к небу, внимать перезвону.

И это духовная музыка.

Для паломнических групп в надвратной монастырской церкви устраивают небольшие концерты певцы мужского хора «Александр Невский». На сегодняшний день еще не закончено восстановление церкви, и потому мы зашли под своды пустые, белёные, залитые солнечным светом.

Правда, поднимался по ступеням в тот момент не я, а пресыщенный городской скептик.

А чуть погодя запел хор и вдруг, подобно камертону, что-то откликнулось во мне на заполнившие всё пространство звуки. И ведь ни слов не знал, ни мелодии, а так захотелось присоседиться, присоединиться, свой голос добавить!

И благоговейно слушать…

— — —

…Говорят, что первую половину пути вспоминаешь о том, что оставил, а вторую половину – думаешь о том, что ждёт впереди. Только я всю дорогу до дома вспоминал Валаам, надеясь еще вернуться обратно.

Кавказский скит Валаамского монастыря


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: