Латиноамериканская

и быть может, 7) африканская ( 8).

Само собой разумеется, эти потенциальные цивилизации отнюдь не равнозначны. Но все они едины в том, что вектор их становления и развития будет ориентирован в направле нии, хорошем от траектории атлантизма и цивилиза ции Запада. Так Запад опять окажется в ситуации противостояния. Хантингтон уверен в том, что это фактически неизбежно и что уже на данный момент, не обращая внимания на эйфорию мондиалистских кругов нужно принять за базу реалистиче скую формулу: The West and The Rest (Запад и Все Остальные) (9).

Геополитические выводы из для того чтобы подхода очевидны: Хантингтон уверен в том, что атлантисты должны всемерно усиливать стратегические позиции собственной цивилизации, подготавливаться к противостоянию, консолидировать стратегические упрочнения, сдерживать антиатлантические тенденции в других геополитических образованиях, не допускать их соединения в страшный для Запада континентальный альянс.

Он дает такие советы:

Западу направляться

снабжать более единение и тесное сотрудничество в рамках собственной цивилизации, в особенности между ее европейской и американской частями;

интегрировать в Западную цивилизацию те общества в Латинской Америке и Восточной Европе, чьи культуры близки к западной;

обеспечить более тесные взаимоотношения с Россией и японией;

не допустить перерастание локальных распрей между цивилизациями в глобальные войны;

сократить военную экспансию конфуцианских и исламских стран;

приостановить свертывание западной военной мощи и обеспечить военное превосходство на Дальнем Востоке и в Юго– Западной Азии;

применять трудности и конфликты во взаимоотноше ниях исламских и конфуцианских государств;

поддерживать группы, ориентирующиеся на интересы и западные ценности в других цивилизациях;

усилить интернациональные университеты, отражающие западные инт ересы и ценности и узаконивающие их, и обеспечить вовлечение незападных стран в эти университеты. (10)

Это есть краткой и емкой формулировкой теории неоатлантизма.

С позиций чистой геополитики, это указывает правильное следование правилам Мэхэна и Спикмена, причем выговор, что Хантингтон ставит на цивилизационных различиях и культуре как наиболее значимых геополити ческих факторах показывает на его причастность к хорошей школе геополитики, восходящей к органици стской философии, для которой изначально было характерно разглядывать государства и социальные структуры не как механические либо чисто идеологические образования, но как формы судьбы.

В качестве самые вероятных соперников Запада Хантингтон показывает исламские государства и Китай (Иран, Ирак, Ливия и т.д.). В этом отражается прямое влияние теорий Мэйнига и Кирка, вычислявших, что ориентация государств береговых территорий, rimland а конфуци анская и исламская цивилизации геополитически принадлежат в основном как раз к rimland серьёзнее, чем позиция heartland’а. Исходя из этого в отличие от вторых представителей неоатлантизма в частности, Пола Вольфовица Хантингтон видит основную угрозу отнюдь не в геополитическом восстановлении России-Евра зии, heartland’а либо какого-либо нового евразийского континентального образования.

В докладе же американца Пола Вольфовица (советника по делам безопасности) правительству США в марте 1992 года говорится о необходимости не допустить происхождения на европейском и азиатском континен тах стратегической силы, талантливой противостоять США(11), и потом поясняется, что самой возможной силой, которая имеется тут в виду, есть России, и что против нее направляться создать санитарный кордон на базе государств Прибалтики. В этом случае американ ский стратег Вольфовиц выясняется ближе к Макинде ру, чем к Спикмену, что отличает его взоры от теории Хантингтона.

В любых ситуациях, независимо от определения конкретного потенциального соперника, позиция всех неоатлантистов остается сущностно единой: победа в холодной войне не отменяет угрозы Западу, исходящей из иных геополитических образований (настоящих либо будущих). Следовательно, сказать о Едином Мире преждевременно, и планетарный дуализм талассократии (укрепленной аэрократией и эфирократией) и теллурокра тии остается основной геополитической схемой и для XXI века.

Новой же и более неспециализированной формулой для того чтобы дуализма делается тезис Хантингтона The West and The Rest.

Top Latino Songs 2019 — Luis Fonsi, Ozuna, Nicky Jam, Becky G, Maluma, Bad Bunny, Thalia, CNCO


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: