Кто забрал мой сыр?

ВСТРЕЧА В ЧИКАГО

Обеденной иногда, в один красивый солнечный сутки, несколько бывших выпускников школы собралась в Чикаго по окончании того, как незадолго до участвовали в праздничной встрече, дабы за столом, укрытым белой скатертью, продолжить разговор о прежнем, о собственных делах, о жизни, о собственных удачах за последние годы. Было большое количество шуток, подначек, приятных воспоминаний, был плотный обед, по окончании чего начался важный обмен мнениями. Анжела, самая глубокоуважаемая и авторитетная в свое время в классе, увидела:

— Кто бы, что ни сказал, жизнь не так сложилась, как мы воображали в школе. Очень многое изменилось.

— Да, это так, — дал согласие Натан. Все знали, что он трудится на большом домашнем предприятии, которое в течении многих лет работало по хорошим давешним традициям, сохраняя ветхие устои, неотрывно связанные с окружающей обстановкой. Исходя из этого многие обратили внимание на заботливые нотки в его голосе. Позже он добавил:

— Вы увидели, как не легко мы принимаем трансформации?

-Думаю, сопротивляемся переменам, по причине того, что опасаемся нового, увидел Карлос.

Что это? Бывший капитан футбольной команды заговорил о трусости, — включилась в беседу Джесика.

Все захохотали в этот самый момент же спохватились, поймав себя на мысли, что любой из них, не обращая внимания на различные сферы деятельности — от домашней хозяйки до начальника — охвачены схожими заботами.

Практически все в собственной работе тратили большое количество времени и энергии, дабы приноровиться ко всяким переменам, каковые было нужно пережить за последние годы и не всегда удавалось обнаружить них подходящую панацею.

— Раньше я опасался любых изменений, — согласился Майкл. В то время, когда в отечественном деле наступали важные трансформации, и мы не знали, что предпринять, работали по-ветхому. И это чуть не стало причиной провалу. Но позже мне поведали одну маленькую историю, которая помогла мне заметить собственные неудачи под совсем вторым углом зрения.

Как так? — удивился Натан.

— Понимаете, с того времени я по-второму начал воспринимать каждые перемены, И от этого мои дела улучшились не только на работе, но и в личной судьбе. Решил познакомить с данной историей нескольких подчиненных, а те, со своей стороны, и собственных сотрудников. Мои сотрудники стали лучше приспосабливаться. И дело пошло, Многие признавались, что эта маленькая история помогла им и в супружеской жизни.

Так что же это за история? — заинтересовалась Анжела.

— Она именуется «Кто забрал мой сыр?» — встал хохот.

— А мне это наименование нравится, — заявил Карлос — Поведаешь нам?

— С наслаждением, — сообщил Майкл. — Это маленькая история.

САМА ИСТОРИЯ

В некоем царстве, в каком-то стране была маленькая территория, пересеченная коридорами и разными проходами, выходами и входами, закоулками и нишами в таком беспорядке, что заблудиться в том месте возможно было в мгновение ока. Вследствие этого местность и именовалась Лабиринтом.

И жили в нем четверо радостных жителей, каковые ничем ни занимались целыми днями, не считая поиска собственного куска сыра.

Двое из них были мыши. Простые, серые с долгими хвостами, узкими усами и быстро бегающими, всевидящими мелкими глазами. Одного кликали Нюх, а другого — Бегун.

Вторая пара обитателей — мелкие люди, размерами полностью не отличающиеся от мышей, но по образу и форме поведения были похожи на настоящих людей. А кликали их — Гом и Мон. Из-за невысокого роста обитателей Лабиринта, было тяжело выяснить род их деятельности. Но, при внимательном рассмотрении раскрывалась необычная картина.

Та и та пара без устали, изо дня в сутки, занимались поисками сыра — любой собственного куска. Мышам, Бегуну и Нюху, в этом нелегком труде помогали их острые зубы и прекрасно развитый инстинкт. А мелкие человечки старались применять собственный разум, всецело охваченный идеями, надеждой и планами отыскать тот особенный, специально для них предназначенный кусочек Сыра, сыра с громадной буквы, от которого, согласно их точке зрения, зависело счастье, благополучие, успех.

Как бы эти две пары не отличались друг от друга, в одном они были схожи: ежедневно, поднимаясь в ранний час, надевали кроссовки и спортивные костюмы, и отправлялись на поиски куска любимого сыра.

Лабиринт воображал собой совокупность коридоров с бессчётными проходами, полу тёмными нишами и мрачными закоулками, где был запрятан сыр. Но большая часть коридоров вели в глухой тупик, где нетрудно было заблудиться. Кто обнаружил верную дорогу, тому раскрывалась тайна — тайна лучшего будущего. Мыши избрали малопродуктивный, но самый несложный метод поисков — на может быть. Пробежав по одному коридору и, если он был безлюдным, возвращались назад и шли в второй. И без того при каждой неудаче.

В то время, когда Нюх своим громадным острым носом учуял запах сыра, он дал сигнал Бегуну и тот быстро бежал в указанном направлении. Это не всегда приносило успех. Довольно часто блуждали, выбирали не то направление, натыкались на глухие стенки. Другой метод поисков избрали Гом и Мон. Надеясь на собственный умение мыслить, реально оценивать обстановку, обобщать прошлый опыт, сохраняли надежду легко отыскать необходимое направление. Но и это редко давало итог.

В итоге, в один прекрасный день тем либо иным методом, но любая пара — своим, на станции «С» отыскала собственный любимый кусок сыра С этого дня в их жизни очень многое изменилось. Любая пара, независимо друг от друга составила собственный распорядок дня, по которому начали получить результат собственных долгих и тяжёлых поисков. Действительно, любая пара по-своему.

Бегун и Нюх, как и раньше, поднимались весьма рано, пробегали по Лабиринту неизменно одной и той же дорогой. Прибыв к цели, раздевались, бережно складывали вещи, одежду (на всякий случай, поскольку все может произойти), и начинали наслаждаться своим куском сыра.

На первых порах Гом и Мон по утрам скоро наряжались, шли на станцию и предавались эйфориям дегустации любимых сортов сыра. Но позднее начали пренебрегать ранним подъемом, наряжались медленнее, шли на сыр базу не торопясь, не спеша. Так как дорога была знакома, а сыру деваться некуда. Они не предполагали, откуда взялся сыр, чей он, кто его в том направлении положил. Но и не весьма вспоминали над этим. Основное — он имеется.

Приходя по утрам на станцию, нормально раздевались, кроссовки и спортивные костюмы прятали подальше, надевали шлёпанцы и пижаму, дабы всецело отдаться благам собственного куска сыра.

Это великолепно, — восклицал Гом. — Тут столько сыра, что на всегда обеспечены.

Они были охвачены эмоцией полного счастья. Жизнь собственную вычисляли успешной.

Со временем они поверили в то, что данный громадный «кусок сыра» — в их полной собственности. Охваченные сознанием непогрешимости и обеспеченности, поверив, что им не угрожает уже никакая опасность, не потревожат никакие перемены, они перебрались жить ближе к станции «С». И закружилась их жизнь, личная и публичная, около источника собственного богатства.

А дабы комфортнее, по-домашнему ощущать себя, показалась в их обители первая картина с надписью, на которую они довольно часто взирали с умилением. Она звучала так:

Кто забрал мой сыр?


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: