К чему люди стремятся?

В любой момент времени, в случае если ничто второе не мешает, человек пытается снять сильнейшее из собственных напряжений, удовлетворяя самое сокровенное из собственных жажд. Каждое удовлетворенное желание приближает его к цели, коей есть безопасности и ощущение покоя либо свобода от тревог. Тревога – это показатель напряжения, и она убывает, в то время, когда энергетический баланс восстанавливается. Никто ни при каких обстоятельствах не достигает цели в полной мере, по причине того, что все время появляются новые жажды, и через чур много жажд требуют удовлетворения в одно да и то же время, так что сама возможность удовлетворения какого именно?то одного из них обычно усиливает напряжение вторых. Спокойствия нет кроме того во сне, и человек иногда не легко ворочается с боку на бок.

В жизни источники раздражения видятся на каждом шагу, будь то дрянная сигара либо забытый в второй сумочке билет, не говоря уже о куда более важных проблемах, мешающих людям удовлетворять их жажды. Серьёзны не столько сами неприятные происшествия, сколько их эффект с позиций возможности выполнения жажд. Одно да и то же событие, происходящее в один момент с двумя различными людьми, может обеспокоить одного из них и нисколько не прикоснуться другого: все зависит от их жажд. Может казаться, что тревога позвана самим событием, но в действительности она появляется лишь вследствие того что событие воздействует на возможности удовлетворения жажд. В одинаковый момент на одной и той же улице у двух автомобилей может спустить колесо, но степень тревоги, которое это происшествие позовёт у водителей, полностью зависит от их жажд на ближайшее и отдаленное будущее: от того, как человек торопится, как эта поломка отразится на его денежном положении, кого он везет и т. д., а в некоторых случаях – в случае если выбрать особенно хороший пример – и от состояния мочевого пузыря. Но для прогуливающих школу мальчишек это происшествие может стать отнюдь не источником огорчений, а, напротив, развлечением. Может казаться, что тревога по поводу работы вызывается неспециализированным положением дел на рынке труда, но подлинной ее обстоятельством есть угроза для удовлетворения таких жажд, как возможность сытно имеется, поразить соседей и обеспечить радостное будущее детям. Человек, у которого нет семьи, которому все равно, что имеется, и все равно, что думают о его положении в обществе другие люди, может совсем не беспокоиться по поводу утраты работы, в полной мере ограничиваясь положением бомжа либо философа, живущего в бочке. Тревоги происходят от внутренних жажд, а не от внешних событий. Нет жажд – нет тревоги. Труп не знает страха сцены и нормально выполняет собственную роль перед любой аудиторией.

Людям думается, что они стремятся к безопасности, но в конечном итоге они стремятся к ощущению безопасности, по причине того, что подлинной безопасности, очевидно, никто им дать не имеет возможности. Чувство безопасности, надежности собственного положения улучшается, в случае если имеется средства снимать напряжения, рассеивать тревоги и удовлетворять жажды; это оказывает помощь сохранять равновесие в энергетической совокупности, которую представляет собой человек. В то время, когда мы заметим, как очень сильно конфликтуют между собой отечественные главные жажды?напряжения, мы осознаем, из-за чего «рвение к свободе от тревог» не всегда совпадает с тем, что мы в большинстве случаев понимаем под «рвением к безопасности».

Лавиния Эрис является примером того, что чувство опасности либо безопасности больше зависит от того, что происходит у нас в голове, нежели от происходящего во внешнем мире. На протяжении учебы в колледже Лавиния увлеклась сбором для университетского зоологического музея различных змей и видов насекомых, а также ядовитых. Сначала ей было страшно приблизиться к гремучей змее, но позже, в то время, когда она попривыкла и обучилась верно обращаться со змеями, к ней пришло безопасности и чувство уверенности. Через пара лет, но, ее начали посещать ночные кошмары, которые связаны с гремучими змеями, и вот уже к ним она привыкнуть никак не имела возможности: в каждую следующую ночь ей было так же страшно, как и в прошлую. Эти кошмары, обстоятельством которых были сильные противоречивые напряжения, вселяли в нее кошмар, и во сне она никак не имела возможности ощутить себя в безопасности, кроме того при отсутствии настоящей угрозы. В это же время наяву к настоящим змеям она скоро привыкла и прекратила их опасаться, не смотря на то, что уровень настоящей внешней угрозы оставался прошлым. Тревога, позванная конфликтующими жаждами – что и было подоплекой ее кошмаров, – была посильнее и упорнее страха перед реально страшными змеями.

Человек пробует достигнуть собственной цели, ощущения безопасности, пробуя отыскать средства удовлетворения собственных жажд, но этому мешают внешние силы и другие желания. И в случае если ужас перед внешними силами исчезает, в то время, когда делается ясно, что ими возможно руководить либо что они не угрожают выполнению жажд, то тревога, которая связана с жаждами, не исчезает , пока человек не находит средства это напряжение снять.

Из-за чего люди стремятся к власти?


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: