Jp morgan прокладывает дорогу

В 1995 году в разгар эры Клинтона-Рубина бывший банк Алана Гринспэна JP Morgan ввел новшество, которое революционизировало финансовую систему течение следующего десятилетия. Нанятый банком Блайт Мастерс (Blythe Masters), 34-летний выпускник Кембриджского университета, создал первые дефолтные свопы (Credit Default Swaps), производный денежный инструмент, что словно бы бы разрешает банку застраховаться от дефолта по кредитам, и еще обеспеченные долговые обязательства (Collateralized Debt Obligations), облигации, эмитируемые для страхования смешанных пулов активов, собственного рода кредитная производная, дающая кредит солидному числу компаний в едином инструменте.

Их привлекательность содержится в том, что все проводилось вне собственных учетных книг банка, следовательно, вне рамок правил Базельского соглашения о 8% капитализации. Цель была в том, чтобы расширить банковский возврат при одновременном устранении рисков, собственного рода откусить и от чужого пирога, то, что в реальности возможно лишь весьма нечистоплотным.

JPMorgan тем самым подготовил землю для преобразования финансовой системы США из классических коммерческих кредиторов в торговца кредитами, по сути, в страховщиков. Идея должна была разрешить банкам переложить риски со собственного баланса методом объединения собственных повторной продажи и ссуд их в качестве ценных бумаг, в один момент беря дефолтные свопы по окончании синдицирования ссуд для собственных клиентов. Это было призвано доказать ошеломляющее развитие, количество которого в скором будущем будет измеряться для банков в триллионах. К концу 2007 года, по оценкам, в договорах по дефолтным свопам насчитывалось $ 45000 млрд., давая держателям облигаций иллюзию безопасности. Эта иллюзия,впрочем , была выстроена на банковских моделях рисков предполагаемых неплатежей, каковые не являются публичными, и в отличие от вторых для того чтобы рода моделей рисков были очень оптимистичными. Однако, самого существования данной иллюзии хватало, дабы главные банки мира подобно леммингам ринулись брать ипотечные закладные, обеспеченные либо поддержанные потоком ипотечных платежей малоизвестного кредитного качества, и принять на веру рейтинги AAA от Moody’s либо Standard Poors.

Совершенно верно так же, как Гринспен в качестве нового главы ФРС обращался к своим ветхим друзьям в JP Morgan, в то время, когда он желал соорудить лазейку в строгом Законе Гласса-Стигаля в1987, и без того же, как он обращался к JP Morgan для тайного сотрудничества с ФРС, дабы брать производные на чикагском фондовом индексе MMI, дабы искусственно манипулировать восстановлением посте октябрьского провала 1987 года, совершенно верно так же ФРС Гринспена трудилась с JP Morgan и горсткой вторых верных друзей на Уолл-Стрит, дабы поддержать запуск секьюритизации в девяностых, в то время, когда становилось все очевиднее, какие конкретно появлялись ошеломляющие возможности для банков, каковые первенствовали и каковые имели возможность бы вырабатывать правила новой игры, Новых Финансов.

Как раз JP Morgan Co. привел в перемещение солидные деньги центральных банков в начале 1995 года в сторону от классических банковских кредитов клиентам к чистой торговле кредитными рисками и кредитами. Цель была в том, чтобы накопить огромные средства на банковском балансе и наряду с этим вносить риски в учетные книги, открытое приглашение к жадности, мошенничеству и, в конечном итоге, к денежной трагедии. Практически все большие банки в мире от Deutsche Bank до UBS, Barclays, Royal Bank of Scotland иSociete Generale скоро приняли это приглашение как свора восторженных слепых леммингов.

Никто, но, кроме того не приблизился к горстке банков США, каковые создавали правила и господствовали в новом мире секьюритизации по окончании 1995 года, а также в выпуске производных. Эти банкипод руководством JP Morgan, первые начали вывод кредитных рисков с банковских балансов за счет объединения кредитов и повторной продажи пакетов, беря защиту от неплатежей по окончании синдицирования кредитов для клиентов. Эра Новых Финансов уже началась. Как и всякое большое новшество в области финансов, она начиналась не внезапно.

Спустя весьма маленькое время новые секьюритизирующие банки, такие как JP Morgan, начали создавать сумки долговых ценных бумаг, а после этого упаковывать и реализовывать транши на базе возможностей неплатежеспособности. Новая игра именовалась на протяжении и поперек и была нацелена на генерирование дохода для страховщиков-эмитентов и выдачу результатов специального риска возврата для инвесторов. Скоро обеспеченные активами залоги, обеспеченные долговыми обязательствами залоги а также формирующийся рынок задолженности группировались и распродавались траншами.

2 ноября 1999 года, всего лишь за десять дней перед тем, как Билл Клинтон подписал закон, отменяющий Закон Гласса-Стигаля, тем самым, обширно распахивая двери деньгам центральных банков для приобретения без каких-либо ограничений брокерских контор, инвестиционных банков, ряда и страховых компаний вторых финучреждений, Алан Гринспен обратил его внимание на поощрение процесса банковской секьюритизации ипотечных закладных.

В собственном обращении к региональной банковской организации Американское Сообщество банкиров на конференции по вопросам ипотечного рынка глава ФРС заявил:

Недавний рост в уровне домовладения до более чем 67 процентов в третьем квартале этого года обязано, например, здоровому экономическому развитию с ее надежным ростом числа рабочих мест. Но часть успеха кроме этого обязана тому, что новые кредиторы, подобные вам, создали значительно более широкий спектр ипотечных продуктов и повысили страхования источников и эффективность займов. Нужен предстоящий прогресс в оптимизации заявки на ссуду, адаптации ипотеки и процесса планирования к конкретным клиентам домов, дабы продолжить эти успехи в домовладении… Банковское сообщество олицетворяет собой изобретательность и гибкость, требуемую для корректировки (и применения), технологических прорывов и демографических изменений, и для новых форм ипотечного финансирования, каковые содействуют домовладению. Что касается ФРС, мы стремимся оказать помощь вам, снабжая стабильную платформу для бизнеса в целом и в области жилищного ипотечного деятельности и строительства. (Выделено автором)

Уже 8 марта того же 1999 года Гринспен выступил перед Ипотечной банковской ассоциацией, где он решительно продавливал закладные на недвижимость, обеспеченные секьюритизацией, в качестве волны будущего. Он сказал присутствующим в том месте банкирам:

Громадная стабильность в предоставлении ипотечного кредитования сопровождается разделением разных качеств ипотечного процесса. Кое-какие учреждения действуют в качестве залоговых банкиров, отбирающих претендентов и источники займов. Другие партии обслуживают ипотечные кредиты, функция, для которой эффективность, как представляется, достигается методом широкомасштабных операций. Третьи, по большей части, стабильные денежные базы, снабжают постоянное финансирование ипотечных кредитов за счет участия в ипотечных пулах. Кроме этого, кое-какие другие нарезают финансовые потоки от ипотечных пулов в особые транши, каковые завлекают более широкую группу инвесторов. В этом ходе ипотечные акции запредельно выросли на ошеломляющие $ 2,4 трлн…, автоматизированное гарантийное ПО на данный момент используется для обработки быстро растущей доли ипотечных заявок. Эти технологии не только уменьшают время, нужное для утверждения ипотечной заявки, они кроме этого предоставляет последовательный метод оценки заявок через последовательность разных атрибутов, и оказывают помощь убедиться, что начальный взнос, требования к доходам и предложенные ставки более совершенно верно отражают кредитные риски. Эти события разрешили индустрии легко обрабатывать феноменальный количество ипотечных кредитов в прошедшем сезоне, в особенности по сравнению со сложностями, каковые были во время волн рефинансирования в прошлом. Одной из главных польз новых разработок стало расширение возможностей для управления рисками (так). Заглядывая вперед, более широкое применение автоматизированного андеррайтинга(страхования — прим.перев.) и оценки кредитоспособности формирует потенциал для недорогой, настроенной для каждого клиента ипотеки с стоимостями, учитывающими риски. Посредством кройки ипотеки с учетом потребностей отдельных заемщиков долгосрочное кредитование банковской отрасли на следующий день будет лучше обслуживать все разные уголки ипотечного рынка. (выделено автором)

Но лишь по окончании того, как ФРС проколола фондовый пузырь доткомов в 2000 году, и по окончании того, как ФРС Гринспена быстро уронила ставку ФРС так низко, как не видели со времен Великой депрессии 1930 года, секьюритизация активов в буквальном смысле взорвалась в многотриллионной деятельности.

True Story — JP Morgan — Finance Documentary


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: