Язык любви 4: помощь

Прежде чем проститься с этой семьей, давайте еще раз вспомним слова Джима:

– Я всегда знал, что жена любит меня. Она лучшая в мире хозяйка. Отлично готовит. Заботится обо мне. Занимается с детьми.

Джим говорил на языке помощи. Помогать – значит делать что-то для другого. Помогая супругу, вы стараетесь угодить ему, выражаете любовь.

Что можно сделать? Приготовить обед, накрыть на стол, помыть посуду, убрать квартиру, навести порядок в шкафу, прочистить раковину, протереть зеркало в ванной, помыть машину, вынести мусор, сменить ребенку подгузники, покрасить спальню, вытереть пыль со шкафа, съездить в автосервис, убрать в гараже, подстричь лужайку перед домом, подрезать кусты в саду, собрать листья, постирать, погулять с собакой, сменить воду в аквариуме и туалет для кошки. Это – помощь. Она требует времени, сил. И если вы с радостью помогаете супругу, вы выражаете любовь.

Христос подал яркий пример того, как проявить любовь на деле, когда перед последней вечерей умыл ноги ученикам. В те времена, когда люди чаще ходили пешком по грязным улицам, ноги гостям мыли слуги. Христос взял воду, полотенце и, уподобившись слуге, показал ученикам, как выражать любовь.[5]

Он хотел преподать им урок, он хотел, чтобы и они, следуя его примеру, помогали другим.

Христос призывал нас служить друг другу. Он говорил, что тот, кто был первым, будет последним в Его Царстве. А тот, кто был больше, станет слугой. Апостол Павел еще раз напоминает об этом: «…любовью служите друг другу».[6]

Я познакомился с четвертым языком любви в городке Чайна Гроув, что в самом центре Северной Каролины. Этот город просто утопает в сирени. В те времена, когда случилась история, о которой я хочу рассказать, в Чайна Гроув было 1500 жителей и текстильная фабрика. Я уехал оттуда за десять лет до того, изучал антропологию, психологию, богословие. Раз в полгода я навещал родные края, чтобы не забывать свои корни.

На текстильной фабрике трудилось все взрослое население Чайна Гроув. Пожалуй, кроме мистера Шина, врача, мистера Смита, дантиста и пастора Блакберна, местного священника. Жизнь большинства обитателей ограничивалась работой, семьей и церковью. На фабрике обсуждали последние решения управляющего. В церкви слушали проповеди о будущих радостях рая. Обычный американский городок. Уклад жизни патриархальный.

В один из своих приездов я познакомился с Марком и Мери. После воскресной службы я стоял у входа в церковь, и тут они подошли ко мне. Я не помнил их. Наверное, они были совсем детьми, когда я уезжал из родного города. Представившись, Марк начал:

– Мне тут сказали, вы даете советы.

Я улыбнулся:

– Да, такая у меня работа.

– Тогда скажите, могут ли муж и жена жить вместе, если они совершенно непохожи.

Я понимал, что скорее всего он говорит о своей семье, и спросил:

– Давно вы женаты?

– Два года, – ответил он. – И мы ни в чем не сходимся.

– Например.

– По субботам я хожу на охоту. Ей это не нравится. Всю неделю я работаю. В субботу хочу отдохнуть. Тем более, это же только в охотничий сезон.

До этого Мери молчала, но тут вмешалась:

– А когда кончится охотничий сезон, ты отправишься на рыбалку. И если бы это было только по выходным… Доктор Чепмен, он даже с работы иногда отпрашивается! Охотник!

– Ну и что? Раза два в год я беру несколько отгулов, и мы с приятелями отправляемся в горы. Что тут такого?

– А в чем еще вы не сходитесь?

– Она заставляет меня ходить в церковь. В воскресенье – ладно, я понимаю. Но по субботам… Если хочет, пусть идет одна, я ей не мешаю.

Мери воскликнула:

– Как это не мешаешь?! Мне же за порог ступить нельзя без скандала.

Конечно, такие беседы не ведут, стоя на улице перед церковью, но в ту пору я только начинал. Я хотел помочь и одновременно боялся ошибиться, и я продолжал задавать вопросы:

– Есть еще какие-нибудь разногласия? На этот раз ответила Мери:

– Он считает, женщина целыми днями должна работать, не разгибаясь. Если я иду в гости к маме, по магазинам, или еще куда, он вне себя.

– Сначала наведи порядок, – сказал Марк. – А потом уж ходи по гостям. Я не желаю приходить в свинарник. Я возвращаюсь с работы усталый, голодный. Ужина нет. Ребенок грязный. В доме все вверх дном. Даже постели не убраны. Я люблю, когда вокруг чисто. Мы не богаты, домик у нас неказистый, но пусть там хотя бы будет чистота.

– А почему он никогда не поможет мне? Он говорит, что домашние дела женская обязанность. А у мужчин, похоже, одна обязанность – развлекаться. Я просто не успеваю делать все. Представляете, даже машину должна мыть я!

Я устал от этих препирательств. Нужно было искать решение. Я взглянул на Марка и спросил:

– А когда вы были ещё не женаты на Мери, вы тоже охотились по субботам?

– Да, как и сейчас. Просто я старался вернуться пораньше, чтобы успеть к ней заглянуть. Но сначала всегда заезжал домой и мыл машину, не хотелось ехать к ней на грязной.

Я обратился к Мери:

– Сколько вам было лет, когда вы вышли замуж?

– Восемнадцать. Сразу после школы. Марк закончил на год старше и уже работал тогда.

– Когда вы учились в выпускном классе, вы часто виделись с Марком?

– Почти каждый вечер. Он приходил ко мне после работы, помогал мне по дому, потом мы сидели и разговаривали до ужина. Он часто оставался у нас поужинать.

– Марк, а что вы делали после ужина? Марк застенчиво улыбнулся:

– Да то же, что все влюбленные.

– А кроме того, – сказала Мери, – Он помогал мне со школьными заданиями. Иногда мы подолгу работали вместе. Когда меня назначили ответственной за рождественский спектакль, три недели каждый вечер он помогал мне.

Я спрашивал дальше:

– Марк, а до свадьбы вы ходили с Мери в церковь по субботам?

– Да. В ее семье очень строго к этому относились. В субботу вечером я мог увидеться с ней только в церкви.

– Казалось, – сказал Мери, – он не против. Он никогда не жаловался. Наоборот. На Рождество вместе со мной придумывал декорации для спектакля, который ставили в церкви. Мы готовились недели две. Он хорошо рисует, декорации получились замечательные.

Кажется, я начинал понимать, в чем тут дело и как помочь им, а вот Марк и Мери по-прежнему ничего не замечали. Я спросил Мери:

– Почему вы обратили внимание именно на Марка? Чем он выделялся среди других молодых людей?

– Он во всем помогал мне, – сказала она. – Он старался для меня. Никто больше так не заботился обо мне. Он даже мыл посуду, когда ужинал у нас дома. И я знала, он любит меня. А после свадьбы все пошло по-другому. Он мне совсем не помогает.

Я повернулся к Марку:

– Почему вы помогали ей до свадьбы?

– А как же иначе? Если любишь кого-то, надо стараться для него?

– Что же случилось после свадьбы?

– Не знаю… В моей семье отец работал, а мама занималась домом. Он никогда не помогал ей. Я не помню, чтобы он когда-нибудь мыл посуду, убирал. Да маме и не нужна была помощь, она сама прекрасно справлялась – готовила, стирала, гладила. Я думал, так и положено.

Марк начинал понимать свою ошибку. Я спросил:

– Только что Мери сказала, что до свадьбы она была уверена в вашей любви. Вы поняли, почему?

– Потому что я помогал ей.

– Теперь вы видите, когда после свадьбы вы перестали помогать ей, она решила, что вы разлюбили ее.

Он кивнул. Я продолжал:

– Отношения родителей были для вас образцом, и вы по нему хотели строить свой брак. Совершенно естественно. Но Мери об этом не знала. Она про сто увидела, что рядом уже не тот человек, который ухаживал за ней, любил ее. Я повернулся к Мери:

– Вы слышали, как Марк объяснил то, что помогал вам?

– Он сказал, что иначе нельзя.

– Да, а еще он сказал, что так поступает тот, кто любит. Он помогал вам, потому что в этом для него проявляется любовь. Вы поженились, у вас появился свой дом, он ждал, что и вы будете заботиться о нем, если любите его. Он считал, что вы должны убирать, готовить, то есть что-то делать для него. Вы ему не помогаете, и потому он не видит вашей любви.

Мери кивнула головой.

– Мне кажется, – продолжил я, – вы несчастны, потому что не помогаете, друг другу, и каждый сомневается в любви другого.

Просьбы помогают выражать любовь, приказы любовь убивают.

– Думаю вы правы, – сказала Мери. – Я не заботилась о нем. Но знаете, почему? Меня возмущало, что он требует. Я все должна была делать как его мама.

– Не удивительно. Кому понравится, когда им командуют? Любовь не подчиняется приказам. Мы должны просить друг друга, а не требовать. Просьбы открывают дорогу любви, а приказы любовь убивают.

Тут в разговор вступил Марк:

– Все верно, а я никогда не просил. Я требовал, я был всем недоволен, мне казалось, она плохая жена. Я бывал с ней жесток и несправедлив. Только теперь понимаю, как ей было больно.

– Не отчаивайтесь, все можно исправить, – я вырвал из блокнота два листка. – Попробуем вот что. Запишите свои просьбы. Например, вы, Марк, что жена должна сделать к вашему возвращению, чтобы вы почувствовали ее любовь? Три или четыре пункта. Если вам хочется, чтобы она заправляла постель, отметьте это. То же самое и вы, Мери. Чего бы вы хотели от Марка? Составьте список из четырех пунктов.

(Наверное, вы заметили, как я люблю списки, они помогают нам думать конкретно).

Они присели на ступени церкви и через пять минут протянули мне листки. Марк написал:

Гери Чепмен \


Понравилась статья? Поделиться с друзьями: