Я самый лучший друг в данный момент. не забывайте об этом, чтобы ни случилось, ты всегда можешь на меня положиться. хх

Продавщица возвращается с четырьмя различными куртками к Ною, поэтому я просто посылаю в ответ смайлики из поцелуев и объятий.

— Давай, примерь, — требую я, убрав мобильный в сумку.

Ной молча примеряет куртки, смотрит на ценник, и реально шарахается, со стороны это выглядит так комично.

— Черт, — говорит он с выражением ужаса на лице. — Это почти две тысячи фунтов. Кто будет за это платить?

— Я, — я вижу, как у него глаза просто лезут на лоб, и поправляюсь:

— Ну, Зейн. Он дал карту, а это означает, что я могу купить все, что захочу на нее, не так ли?

Он потирает подбородок.

— Да, но… ты должна что-то покупать красивое для себя.

— Я не припомню, чтобы он давал такого указания.

Мне нужно сначала поговорить с боссом по этому поводу, — говорит он, держа куртку в вытянутых руках.

Я складываю на груди руки.

— Меня это не волнует, но ты и близко не приблизишься к моему офису, если на тебе будет надета эта черная бандитская кожаная куртка.

— Точно. Я сниму куртку и буду в рубашке.

— Совершенно не точно. Я не собираюсь стоять и спорить с тобой. Ты или берешь эту куртку или не пойдешь со мной вообще.

Несколько секунд он смотрит на меня ошеломленно и растерянно, потом снимает черную куртку и надевает коричневую.

— Там есть зеркало, — говорю я ему, кивая на стену за его спиной.

Я наблюдаю, как он идет к зеркалу, и останавливается перед ним.

— Ну как?

— Не знаю, — говорит он смущаясь. — А что ты думаешь?

— Мне очень нравится, но она очень похожа на твою черную куртку. Давай посмотрим остальные, прежде чем решить?

Безропотно он снимает ее и одевает следующую.

Мы нашли именно то, что надо, при третьей примерке. Продавщица согласно кивает головой, Ной выглядит великолепно.

Как такое возможно, что у тебя нет девушки, Ной? — подшучиваю я над ним.

Огромный, сильный, стоический Ной, собирающийся обыскать меня при первой нашей встрече, начинает густо краснеть.

Я отдаю старую куртку Ноя продавщице, чтобы она положила ее в пакет и оплачиваю новую.

— Спасибо, — сухо говорит он.

Я улыбаюсь ему.

— Спасибо, что… охраняешь меня.

— Это моя работа.

Затем мы поднимаемся наверх в «ресторанный дворик» за коробкой хлопьев, потом спускаемся на первый этаж, где я брожу по отделу с сумками. Я выбираю элегантную, черную кожаную сумку, Ной посматривает на свое отражение в зеркале. Улыбаясь, я вешаю сумку на согнутую руку и подхожу к Ною.

— Как ты думаешь, Ольге понравится такая?

— Ольге? — с удивлением спрашивает он. — Ты хочешь купить ее для Ольги?

— Ммм…

Он смотрит на меня прищурившись.

— Зачем?

— Зачем? Она готовит для меня еду и приносит кофе и вообще, и мне хотелось бы выразить ей свою благодарность, сказав таким образом спасибо.

— О, — произносит он, глядя на меня, как будто у меня выросла вторая голова.

— Так, как ты думаешь, ей понравится?

Он пожимает плечами.

— Я не женщина. Я не знаю.

Он выглядит, как не в своей тарелке в этом благоухающем женскими ароматами месте, и от этого я становлюсь просто нахальной.

— Но ты можешь себе представить женщину с этой сумкой? — настаиваю я.

Сначала он смотрит, словно я сошла с ума, потом усмехается, впервые настоящей ухмылкой.

— Все американцы такие?

— Не совсем, — говорю я, направляясь в сторону кассы.

Пока я оплачиваю покупку, замечаю, что Ной разговаривает по мобильному, должно быть с водителем, как только мы выходим из двери, водитель уже поджидает нас. Мы садимся в машину, и он везет нас к моему офису.

Ной ждет на углу, откуда может видеть, как я захожу в здание, но вряд ли на таком расстоянии кто-нибудь заметит его из моего офиса. Девочки рады меня увидеть и предлагают выпить чаю и открыть коробку с печеньем. Я понимаю, что они хотят послушать очередные сплетни, но вспомнив, что Ной ждет снаружи, я отказываюсь, сказав, что очень спешу. Я быстро выкладываю прочитанные (в кавычках, конечно) рукописи и забираю огромную стопку других, спеша вернуться к Ною.

Пока мы едем назад звонит Молли, сообщая, что будет примерно в семь с одеждой, которую выбрала для меня. Я перевожу взгляд на Ноя.

— Молли собирается прийти сегодня в семь?

— При том условии, что она уйдет в десять. Босс хочет, чтобы ты был в «Matrix» в одиннадцать.

— Хорошо, тогда увидимся, — говорю я, завершая вызов.

— Что такое «Matrix»? — спрашиваю я Ноя.

— Клуб.

Я подавляю вздох.

— Он принадлежит Зейну?

— Да.

Вернувшись в дом, Ной и я прямиком идем на кухню. Ольга сидит за столом, листая журнал и слушая российскую попсу. Как только она видит нас, машет рукой и спрашивает не хочу ли я кофе.

Я утвердительно киваю.

Ной что-то говорит ей по-русски, и она разворачивается ко мне, пытливо уставясь на меня. Я подхожу и протягиваю сумку от Харви Николса.

— Тебе, — говорю я, кивая ей.

Она показывает на себя пальцем, вопросительно глядя на меня.

Я киваю и улыбаюсь ей в ответ.

Она забирает сумку, открывает, заглядывая внутрь, и снова смотрит на меня в недоумении.

— Это подарок от меня, — говорю я

Она медленно закрывает белую ткань, в которую упакована сумка, и переводит вопросительный взгляд на Ноя. Он в ответ приподнимает брови, как бы говоря, не смотри на меня. Вопрос надо решать со мной.

Я обращаю внимание, как она внимательно осматривает его кожаную куртку и эмоционально говорит ему что-то по-русски, при этом кивая. Она поворачивается ко мне, то ли слезы стоят у нее в глазах, то ли поволока, но проводит своей грубой ладонью по моему предплечью.

Как только кофе для меня готов, я оставляю их, и слышу, как Ольга набрасывается на Ноя, как только за мной закрывается дверь на кухню.

Why You Shouldn’t Fear Death


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: