Индивидуальность и бессмертие

Безусловность индивидуальности открывает человеку его особенное отношение со временем – ему раскрывается бессмертие.

Люди знают, что «все люди смертны». Но это не мешает им грезить, хотеть и сохранять надежду на бессмертие. Каждая культура «знает» бессмертие и без него не мыслит ни собственный, ни человеческое бытие. Откуда же это знание бессмертия, если его никто реально не переживал? Вряд ли оно возможно просто фантазией. Кроме этого как нет культуры без знания Абсолюта, не смотря на то, что все знают, что нет в жизни ничего безотносительного.

Что такое бессмертие?

Вопрос кажется несложным. Ясно, что бессмертие – это ко&направляться;гда не умирают, когда нет смерти, когда живут вечно. Но само выражение «бессмертие – это жизнь, не знающая смерти» совсем не так просто, как кажется. Возьмем жизнь пустую и однообразную, складывающуюся из вечно повторяющихся механических действий и ситуаций, и представим ее «не знающей смерти». Очевидно, что такая бес и жизньсмертие не могут совпасть. Бессмертие и пустота жизни, как справедливо писал русский философ Вл. Соловьев, совершенно несовместимо[113]. Но и содержательная значимость жизни сама по себе также не просто ассоциируется с бессмертием. «Можно ли представить себе Шекдремлира, бесконечно сочиняющего собственные драмы, либо Ньютона, бесконечно продолжающего изучать небесную механику, не говоря уже о нелепости бесконечного продолжения такой деятельности, какою прославились Александр Великий либо Наполеон»[114], – пишет Вл. Соловьев. Значит, бессмертие не является простым бесконечным продолжением жизни даже в ее лучших проявлениях. Монотонное продолжение жизни в бесконечность, ее количественное измерение не может быть признано бессмертием. Бессмертие это не бесконечное продолжение жизни, это не количественная ее черта, оно своим смыслом должно быть связано с качественными чертями судьбы. Оно должно иметь качественное определение.

Бессмертие – это спасение от неизбежности смерти, а не нескончаемое механическое продление существования. Бессмертие – это преодоление смерти. Что же возможно преодолением смерти? Что может избежать смерти? Что возможно полностью избавлено от неизбежности смерти?

Лишь небытие. У небытия нет смерти. Потому что в случае если небытию возможно противопоставлена его смерть, то это не смерть, а рождение, становление бытия, жизнь. Радость рождения – смерть небытия. Но это никакая культура, никто и ни при каких обстоятельствах не признавала и вряд ли признает за смерть. Значит, бессмертием с качественной точки зрения, владеет небытие. Но это указывает, что его нет, поскольку небытия, в соответствии с Пармениду, нет, раз оно небытие. А вдруг небытие имеется? Так ли уж прав первый метафизик? Оно имеется, в случае если у него найдется собственная качественная определенность. Такой качественной определенностью небытия, дающей ему наличное существование, выступает отрицательность, нетствование. Тогда, бессмертие – это отрицательность, оно бытийствует в отрицательности, в нетствовании. А через отрицательность и нетствование в конечном итоге существует индивидуальность как таковая, она конституируется действием в поле Дантовых координат (§ 11.1). Став событием мира, индивидуальность входит в него так, что она не имеет возможности мыслить мир без собственного действия и присутствия. Индивидуальность, по выражению М. Бахтина, обречена на «не-алиби в бытии», она всегда может сказать о себе «мое-не-алиби в бытии» – всегда присутствие (§ 10). Исходя из этого ее воздействие – это неизменно воздействие из настоящего: «Actus a recentiori», которое открывает ей ее единственное время – время ее настоящей жизни, время, в котором должно проявиться и прошлое (все прошлое!) и будущее (все будущее!).

Индивидуальность избегает смерти не вследствие того что ее материальный субстрат не исчезает (не умирает), а вследствие того что ее неповторимое и неповторимое бытие ничем и ни при каких обстоятельствах не может быть заменено. Преодоление человеком смерти, считает Вл. Соловьев, достигается на пути утверждения индивидуальности как собственной, так и другой, потому что «безусловная индивидуальность не может быть преходящей, и не может быть пустою»[115]. Безусловность индивидуальности выводит ее за границы условий, которые всегда преходящи, и делает индивидуальность неподвластной смерти. Бессмертие индивидуальности проявляется не в том, что она избегает смерти, но в том, что она ее преодолевает, наполняя собственную жизнь не просто важным содержанием, а абсолютным содержанием, имеющим непреходящее значение. Вл. Соловьев, как религиозный философ, считал, что абсолютное содержание и бесконечное значение индивидуальность получает как существующая в Боге. Но тут важна не сама ссылка на Бога, в противном случае, как понимает философ существование в Боге. В философии всеединства Вл. Соловьева Всевышний выступает исдвижениеной точкой всеединства, в которой все вечно и нераздельно, все имеется вместе и сразу, «все в одном» – это бытие всеединства. «И утверожидать какое-нибудь индивидуальное существо в Боге значит утверожидать его не в его отдельности, а во всем, либо точнее – в единстве всего»[116]. Если придать этому утверждению не религиозный суть, это означает, что индивидуальность открывается не как тут существующее материально обособленное явление, а как явление, объявление всего существующего, всей культуры. Индивидуальность потому индивидуальность, что в ней и через нее открывается мир, является общее, неоднократнорушая, а преображая эту данную конкретную форму. «Истинная индивидуальность имеется некоторый определенный образ всеединства, некоторый способ восприятия и усвоения себе всего другого»[117].

Эти слова русского философа полностью раскрывают тайну индивидуальности как формы существования бессмертия: индивидуальность потому несовместима со смертью и преодолевает ее, что уже несет в секакое количество и небытие, и бытие, тождественна благодаря собственному методу определения в жизни как полному, подлинному бытию так и отрицательности – небытию.

Что означает личность бессмертна? Ее бессмертие – это ее незабываемое место, ее место в памяти общества и памяти людей. Приобщение человека к бессмертию заключено в культивировании индивидуальности. А культивирование индивидуальности образовывает содержание фактически культурной деятельности, которая утверждает значимость и различие его (§ 27). Исходя из этого индивидуальность личности имеется достояние культуры, она бытийствует как явление культуры. А культура имеется постоянство (вечность) истории, жизни людей.

Человек культуры бессмертен, во-первых, по причине того, что этого, нынешнего состояния истории просто не было бы без действий, упрочнений этого человека. В той мере, в которой личность как продуктивно действующий человек, как творческий человек что-то привносит в данный мир, мир изменяется. Само собой разумеется, масштабы этого трансформации смогут быть различными, но они неизменно имеется. Во-вторых, по причине того, что «рукописи не горят», и постоянно могут быть протянуты корни от любого настоящего к любому событию прошлого, и «соки», «энергия» прошлого войдут в настоящее. В-третьих, по причине того, что история культуры это не череда произошедших происшествий, не единое развитие человечества, а неспециализированный дом человечества. И данный дом строится локально, частями, любой обустраивает собственный пространство сам, а не по замыслу всеобщности либо под знаком общего закона. Так как кроме того Всевышний создавал мир локально – «по частям», а далеко не весь сходу. Не было у него единого плана. Исходя из этого не просто так Он говорит в конце не о том, что «Вот, оказалось, то, что задумал», а оценивает созданное – «Прекрасно очень!».

История – это неспециализированная фотография жителей дома. Все культуры и народы входят в историю со своим лицом, и чем более необычно, личностно и лично это лицо, тем более заметно оно на неспециализированной фотографии глобального человечества. Само собой разумеется, на данной фотографии имеется персонажи, каковые не живут на данный момент на нашем планете, но все они живут в доме Культура на данный момент. Никто «не вытеснен» последующими персонажами, никто не «перешел» в последующих персонажей, не «развился» в них. История – не развертывающийся-свертывающийся свиток, в то время, когда видна лишь какая-то одна его часть, которая появляется из рулона будущего, а позже уходит в рулон прошлого, и, прекрасно поразмыслив над перемещением свитка, возможно узнать «закономерности истории», закономерности раскручивания-скручивания свитка. История – деяние человеков, которое совершается неизменно лишь тут и лишь сейчас. А оно как деяние неповторимо, не смотря на то, что и имеет свои последствия и свои корни. Эту-то неповторимость и принципиально важно осознать как историю.

Андрей Сильвестров. Лекция «Граница кино: смерть либо бессмертие»


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: