Игры с готовой игрушкой

Игрушку в руках мелкого ребенка в полной мере правомерно разглядывать как материальную базу игры, поскольку игрушка есть для ребенка источником многообразных чувственных восприятий, огорчений и радостей.

Игрушка оказывает помощь мобилизовать опыт, накопленные ранее представления, применять их в развитии игрового плана.

В учебно-педагогической литературе светло сформулированы требования к игрушке с позиций педагогической, гигиенической, художественной. Но вопрос о влиянии игрушки на развитие игры освещен не хватает.

Задача настоящей работы — узнать влияние игрушки на развитие совместных игр, устойчивость поведения детей, и узнать роль игрушки в привлечении их жизненного опыта. Эти вопросы мы вычисляем самые важными.

Роль игрушки в привлечении жизненного опыта в играх.

Часто игрушка есть побудительной обстоятельством игры. В игре четко выступает опыт детей, купленный ими в семье и детском саду. Часто одинаковая игрушка по-различному употребляется детьми в зависимости от того, каков круг представлений ребенка о данном предмете. Проиллюстрируем это на примере игры двух детей с посудой и плитой.

Люся подошла к плите, расставила на плите сковородки и кастрюли: «Ж-ж, кипит. Я буду суп варить и котлеты сварю».

Леша подходит, снимает сковородки и кастрюли. Bce это убирает в плиту.

«Нет, ко мне нужно»,— показывает Люся на плиту.

Леша без звучно прячет посуду в плиту.

Люся со слезами, обращаясь к экспериментатору, говорит: «Он не в том направлении, нужно тут варить».

Леша, убрав посуду в плиту, отходит.

Люся тут же вынимает из плиты всю посуду и с удовлетворением наблюдает на экспериментатора: «Тут варить нужно».

Опыт детей весьма ярко отразился в отношении к игрушке. Люся живет в новом доме, на кухне имеется газовая плита. Леша жил в доме, где имелись лишь голландские печи.

Игрушка, явившись обстоятельством происхождения игры, не в состоянии направить предстоящего ее развития. На протяжении игры дети нуждаются в ее направлении, лишь наряду с этим условии игра получает громадную полноту и развернутость.

Разнообразные приемы управления игрой, удачно направляющие ее развитие, позволяют детям шире применять имеющийся опыт. В приведенном ниже примере игры в «стирку» белья продемонстрировано, как педагог содействует более полному формированию игры с игрушкой.

Люба и Ната подошли к игрушкам, осматривают их.

Люба. А, корыточка. Стирать белье будем.

Бежит в кукольный уголок, снимает со столика скатерть, чехлы с кресел. Ната берет куклу, снимает с нее платье: «Все снимать?»

Воспитательница. Нет, девочки, вы все не снимайте, у вас и без того уже громадная стирка будет.

Снятое белье дети складывают в корыто.

Люба. Сперва салфетку постираем.

Вынимает из корыта все остальные вещи. Ната пробует опять положить все в корыто.

Люба. Не нужно, сперва салфетку.

Ната. А мыло? Мыло нужно. Мыла нет.

Люба бежит в кукольный уголок, берет со стола древесный брусок: «Вот мыло». Возвращается к корыту. То одна, то вторая опускают в корыто белье.

Люба (обращаясь к Нате). На мыло, наблюдай, я уже постирала. (Вешает салфетку на спинку стула. Наблюдает, как воспитательница вешает веревку). Сейчас нужно сушить.

Воспитательница развесила веревку. Дети оживились: «Вот будем сушить». Берут все белье — да и то, которое было в корыте, да и то, которое в корыто еще не клали,— и начинают развешивать. Перед тем как повесить, белье встряхивают. Повесив белье на веревку, Люба бережно расправляет его. Развесив все белье, дети покинули корыто и убежали. Бегают, катают куклу в коляске. Но иногда подбегают к развешанному белью, трогают его: «Нет, еще не высохло». Взглянуть, высохло ли белье, подбегают и другие дети, не принимавшие участия в «стирке».

Сам данный процесс — потрогать белье, подлезть под протянутую веревку и заявить, что «еще не высохло»,— превратился в игру. Дети друг за другом пробегали под веревкой , пока Люба не увидела, что одна из вещей упала с веревки на пол и кто-то из детей затоптал ее ногами.

Люба поднялась около веревки, загородила ее руками: «Не бегайте тут, у нас белье сохнет, а вы его пачкаете, идите из этого». Люба сообщила это сердитым тоном, очевидно подражая кому-то. Потрогала белье: «Уже высохло». Сняла. Позвала Нату. Вместе с Натой бережно сложили белье, положили на стул. Ната обращается к Любе:

«Будем куклу одевать». Люба берет кукольное платье и желает его надеть.

Воспитательница. Нужно сперва белье погладить. Оно у вас все высохло?

Ната. Да.

Люба. Лишь Вовка у нас фартук уронил и ногами запачкал.

Воспитательница. Ну ты его еще самую малость постирай и посуши. А Ната будет гладить.

Ната. А где утюг?

Оглядывается по сторонам, бежит к полке, где лежит стройматериал, приносит брусок, раскладывает на столе куклино платье и начинает «гладить» — расправляет складки, старательно нажимает бруском на платье. Подходит Люба. Она закончила «стирать», повесила «просушить».

Люба. Дай я буду гладить.

Ната. (не отдает). Я сама.

Воспитательница. Любочка, у вас белья большое количество, нужно еще утюг отыскать, вы совместно погладите.

Люба наблюдает с выражением явного неудовольствия. Когда воспитательница отходит, Люба делает попытку забрать утюг у Наты. Воспитательница, увидев это, берет Любу за руку, подводит к полке: «Выбирай себе утюг». Люба берет брусок и бежит к столу, с увлечением начинает «гладить» по другую сторону стола. Уже приветливо и радостно посматривает на Нату.

Воспитательница предлагает убрать игрушки и идти гулять. Ната торопливыми перемещениями проводит по салфетке. «Мы на данный момент, мы уже все погладили, лишь куклу оденем».

Одели куклу, постелили на стол скатерть, надели чехлы на кресла, все привели в порядок.

Игра доставила детям явное наслаждение. Предлогом к игре явилась игрушка-корыто. Такое корыто привело к воспоминанию о соответствующей деятельности — стирке. Содержание игры развертывалось под влиянием предметов, данных педагогом, и его замечаний.

Веревочка, протянутая воспитателем, напомнила детям, что выстиранное белье нужно просушить. Повесив белье, девочки, разумеется, сходу стали бы одевать куклу. Воспитательница напомнила им, что сухое белье нужно погладить.

Опыт детей — белье стирают в корыте, стирают с мылом, выстиранное белье сушат, сухое белье гладят, при глажении расправляют складки — был привлечен ими самостоятельно. Имеющиеся игрушки содействовали тому, дабы дети отыскали в памяти знакомые им трудовые процессы. Только о глажении белья детям напомнила воспитательница.

В данном варианте игры действия носят условный, чисто игровой темперамент. Происхождение жажды поиграть в стирку белья могло быть поддержано педагогом в противном случае, если бы детям была предоставлена возможность по-настоящему постирать и погладить кукольное белье. В этом случае игра уступила бы место трудовому процессу.

Разглядывая роль игрушки, было бы неправильно видеть в ней лишь средство, помогающее завлекать опыт детей, их представления. Игрушка сама возможно источником накопления новых впечатлений. Благодаря игрушке мы можем познакомить детей с некоторыми явлениями судьбы, каковые не смогут быть продемонстрированы в натуре. Довольно часто дети, живущие в городе, вдалеке от громадных рек, в первый раз через картинку и игрушку знакомятся с медведем и зайцем, коровой и лошадью либо с пароходом и лодкой. Но педагогу направляться не забывать, что несложного предложения игрушки не хватает, чтобы познакомить детей с новыми явлениями. направляться не только дать детям новую игрушку, но и поведать, почитать о новом явлении, продемонстрировать, как ею возможно пользоваться.

Игрушки, изображающие тот либо другой предмет, применяются в игре только в том случае, если дети имеют о нем представление, знают, для чего он проходит службу в жизни и как им пользоваться. Характерным в этом отношении есть применение детьми младшей группы игрушки телефон. Маленькая Лена (2 г. 2 мес), взяв телефон, прижимает трубку к уху и кричит: «Алле, аллё, мама дома». Девочка довольно часто слышит разговор по телефону, она легко отыскала ему использование в игре. Иное отношение к игрушке у детей более старшего возраста, но не имеющих опыта. Эту игрушку дали детям в первый раз. Некое время она завлекала внимание детей; они ее разглядывали, снимали трубку, пробовали ею стучать, ставили то на одно ребро, то на второе, тянули трубку за провод, прикрепленный к коробке. После этого дети покинули игрушку. Спустя некое время Леша постарался применять телефонную трубку в игре в «поликлинику», прикладывая трубку к груди куклы, «прослушивал больного», но Таня, увидев это, сообщила: «Это телефон, доктора будем вызывать». Предложение Тани не отыскало отклика в игре Леши. Отношение к телефону стало совсем иным по окончании того, как дети посетили кабинет заведующей детским садом и видели, как она говорит по телефону. Разглядывая телефон в кабинете, дети говорили: «У нас также телефон, лишь он прекраснее».

Телефон стал нужной игрушкой. По телефону звонили на работу маме, папе, приводили к, кому-то информировали, что не так долго осталось ждать в детском саду будет елка.

Среди игрушек детей младшего возраста кукла есть самой близкой и нужной. Опыт для того чтобы ребенка небогат, и в игре с куклой он осваивает многообразные действия, В игрушке дети видят образ ребенка, с куклой возможно проделывать все те операции, каковые мать проделывает с ними либо с их сестрой и младшим братом.

Действия с куклой сперва однообразные, а позже все более и более разносторонние, становятся главным содержанием игр детей до 8—10-летнего возраста.

Наблюдения продемонстрировали, что игры детей трех лет с куклой фрагментарен , т. е. в них нет еще развернутого содержания, последовательного чередования действий кроме того в тех родных явлениях судьбы, каковые изображаются детьми в игре. Громадное значение в развитии игры имеет ее оснащение игрушками, каковые отражают тот либо другой предмет быта. При этих условиях игра с куклой получает громадную содержательность в силу многообразия игровых действий, в ходе которых дети с громадным увлечением воспроизводят отдельные знакомые им стороны действительности. Встречая знакомые им предметы быта в привычной обстановке (кукла в кроватке, кукла за столом), дети легко развертывают игру. Привлечение опыта облегчается имеющейся перед глазами предметной обстановкой.

Роль игрушки в происхождении совместных игр и развитии устойчивых форм поведения. Наблюдение детских игр, в особенности в начальный период нахождения детей в детском саду, говорит о том, что игрушка есть сильнейшим побудителем к их объединению. Ребенка завлекают и заинтересовывают действия вторых детей с игрушками, их возгласы, звукоподражания, перемещения. У ребенка появляется желание так же функционировать, иметь такую же игрушку.

К примеру, Юра возит грузовую машину. Сережа находит такую же и начинает возить за ним. Оба кричат: «Би-би-би».

Предварительно у детей не было никакого сговора, но игра одного ребенка с игрушкой позвала у другого желание подражать. Совместные действия детей проявились и в однообразных весёлых чувствах.

В изучении Е. К. Кавериной-Банщиковой, посвященном изучению детей младшего возраста, отмечается, что самая ранней формой общения между ними есть яркое игровое общение. Попытка играться совместно, подражать играм, которыми развлекают их взрослые, игры с игрушкой наблюдаются у детей на втором году судьбы а также ранее. Но вместе с тем Е. К. Каверина отмечает, что игрушка, содействуя объединению детей, есть сильнейшим раздражителем и, хотя взять ее, ребенок довольно часто заменяет словесную просьбу попыткой отобрать игрушку у другого, захватить ее. Подобное явление возможно замечать и в младшей группе детского сада, в особенности в начале года. К ссорам и недоразумениям ведет в один момент появившееся у нескольких детей желание владеть одной и той же игрушкой и неумение играться совместно, договариваться.

В течение года в следствии обучения и воспитания, накопления опыта совместных игр дети осваивают кое-какие правила публичного поведения, привыкают к тому, что время от времени приходится и подождать, пока игрушкой поиграет второй и уступит ее, но в начале нахождения детей в детском саду столкновение их заинтересованностей часто есть обстоятельством слёз и огорчений. Особенно довольно часто появляются ссоры из-за таких игрушек, каковые имеются только в одном либо двух экземплярах, к примеру громадная лошадь, любимая кукла, каковые особенно завлекают детей. Не редкость тяжело уговорить ребенка уступить второму, да и не всегда это необходимо, поскольку ребенок еще вправду не наигрался данной новой занимательной игрушкой. Сначала лучше постараться привлечь ребенка второй игрушкой, отыскать возможность играться совместно и только неспешно приучать договариваться об очередности.

Для мелкого ребенка игрушка, которую он держит в руках, владеет таковой притягательной силой, что слова, направляющие его внимание на второе, не оказывают ожидаемого влияния. На вопрос воспитателя: «Ты поиграешь лошадкой, а позже дашь Сереже либо Косте?» — ребенок довольно часто отвечает утвердительно, но его ответ не показывает, что сообщённое будет выполнено. Педагог обязан не только помогать детям договориться, вместе с тем оказать помощь выполнить обещанное, тогда в последующих случаях дети спокойнее отыщут те либо иные формы сговора. Так как сами дети, в то время, когда говорят, что они поиграют, а позже дадут игрушку второму, верят, что так и будет, но в то время, когда наступает момент исполнения сообщённого, то расставаться с игрушкой им бывает не легко и довольно часто появляется недоразумение, которое они сами дать добро не смогут. Перед воспитателем младших групп стоит задача постоянного приучения детей к исполнению совместных действий.

В воспитании начальных навыков, нужных для дружной игры, громадное значение имеет приучение детей к общепринятым формам словесного обращения: «Дай, пожалуйста». «Благодарю». «Ты поиграешь, а позже дашь мне?» «Я поиграю, а позже тебе дам». Эти формы словесного обращения детей друг к другу осваиваются ими в практике общения и оказывают заметное влияние на их поведение. Принципиально важно, дабы вежливое обращение к детям стало привычным, дабы слова сочетались с соответствующими им действиями.

Многие дети в первый раз вступают в общение с другими детьми, и в первые дни их жизни среди сверстников нужно направлять их поведение. Удавшиеся попытки договориться радуют и самих детей. К примеру, трехлетняя Марина подходит к воспитательнице и говорит, что она желает взять коляску. Коляска в группе одна, и ею играется Люба. Воспитательница говорит Марине, дабы она попросила Любу дать ей коляску, что та, предположительно, уже поиграла ею. Люба слышит слова воспитательницы и отвечает Марине, что она еше мало поиграет. Марина ожидает, после этого снова говорит воспитательнице, что ей хочется поиграть с коляской. Через некое время воспитательница рекомендует попросить у Любы коляску еще раз. Марина бежит к Любе, требует ее, и Люба уступает коляску. Марина весьма довольна, она радуется, напевает. Люба также довольна, а воспитательница хвалит обеих девочек.

Значение хороших чувств в формировании поведения детей, отношения к окружающим весьма громадно, в особенности в воспитании детей младшего дошкольного возраста.

Формирование хороших качеств личности в игре в педагогическом ходе детского сада имеет своеобразие. Наличие в группе 23—25 детей формирует благоприятные условия для происхождения совместной дружеских взаимоотношений и игры, но вместе с тем это приводит к столкновению жажд детей, рвение нескольких детей расположиться для игры на одном и том же месте, споры по поводу различного толкования одного и того же явления. Радость одного, обладающего игрушкой, и состояние неудовлетворенности другого, в руках которого таковой игрушки нет, инициатива, активная игра одного и пассивная роль другого — вот тот фон, на котором начинается игра.

Отношение детей к игрушкам, сам характер и содержание игр игр разны. У одних отмечается устойчивость поведения в игре, устойчивая заинтересованность процессом игры с одной игрушкой, у других нет таковой устойчивости; отмечается нередкая смена игрушек, неумение сосредоточиться на одной.

Мы разглядываем устойчивость поведения ребенка в игре как необычное состояние сосредоточенного внимания, устойчивости интереса к содержанию игры и тем предметам, которыми он играется, как предпосылки волевых проявлений ребенка. Положительно оценивая это свойство, мы рекомендуем такие приемы педагогического управления, каковые содействуют его формированию. Развитие устойчивости поведения в младшей группе осуществляется легче всего в играх с игрушками. Проследим пути педагогического управления, содействующие формированию устойчивости поведения. К примеру, в игре Люси А. (3 г. 3 мес.) характерно устойчивости интереса и отсутствие постоянства к игрушке. Она довольно часто меняет их. Так, за один период (20—30 мин.) Люся меняет 6—8 игрушек. Люся не может занять себя, не может отыскать содержание игры, берет игрушки не в соответствии с предварительным планом, а ту, которая первой попадается на глаза.

Наблюдения продемонстрировали, что устойчивость игры увеличивается по мере появления в ней сюжета. Постепенное его развитие оказывает помощь удерживать внимание ребенка. Методом совместной игры с девочкой мы пробовали развить устойчивость ее поведения в игре.

Экспериментатор показывает Люсе петушка и говорит: «Давай с тобой играться! Данный петушок у нас будет жить в домике. Ты выстроишь ему дом, а позже мы с тобой будем его кормить». Показывает, как выстроить домик петушку. Выстроив, разобрал домик и внес предложение Люсе выстроить такой же.

Пользуясь приемом совместной игры, мы стремились к тому, дабы устойчивость поведения Люси неспешно укреплялась. Так, в один раз в игре с куклой мы внесли предложение Люсе надеть на куклу чистое платье, а позже повести ее гулять. В игре с мячом внесли предложение Люсе бросать мяч Тане, поймать кинутый Таней мяч и опять кинуть ей, так повторили 5—6 раз, после этого покинули Люсю играться с Таней.

В следствии таковой организации игры Люся с радостью начала играть совместно с другими детьми, ее игра начала носить более устойчивый темперамент. Но в независимой игре Люся еще долгое время не имела возможности развернуть хотя бы несложное содержание. Неспешно начала замечаться некая устойчивость и в ее независимой игре.

В игре с игрушкой вероятно и формирование волевых качеств детей. К примеру, наблюдение за Витей Ц. продемонстрировало, что мальчик в игре довольно часто отказывается от преодоления трудностей, не может показать настойчивость, упорство, оставляет игрушку, в случае если игра с ней сопряжена с каким-либо затруднением, и берет другую. Так, Витя выстроил пара ворот из кирпичиков. Был весьма доволен своим сооружением. После этого он постарался совершить через ворота грузовичок, но тот не проходил. Витя пара раз бесполезно пробовал совершить автомашину через ворота. Двое ворот поломались. Игра с постройкой была прекращена.

В второй раз, играясь с лошадкой, Витя увидел, что веревка опутала ноги лошадки и возить ее стало некомфортно. Витя кроме того не постарался распутать веревку, а понес лошадку к воспитателю. Неспешно удалось воспитать у Вити свойство к преодолению видящихся препятствий. В одном случае воспитатель дал совет Вите сделать мостик повыше: «Положи еще по два кирпичика, у тебя мостик будет большой, и грузовик под ним проедет». Витя это сделал и с удовлетворением подчернул, что грузовик сейчас вольно проезжает под мостиком. Витя продолжительно с наслаждением игрался. По окончании игры ему продемонстрировали, как убрать кирпичики. Витя сложил их, чего раньше не делал. В другом случае продемонстрировали Вите, как распутать веревку, и он, не смотря на то, что и нехотя, но самостоятельно распутал ее.

Неспециализированные хорошие чувства, переживаемые детьми в играх, сближают детей, и у них начинает проявляться внимание и забота к товарищам. Приведем пример.

Зоя позднее вторых поступила в первые дни и детский сад большое количество плакала, просилась к маме. Воспитательница стремилась ее развеселить, отвлечь от мыслей о доме, о маме. Так длилось около семь дней. Но вот, придя в детский сад, я застала девочку в состоянии радостного возбуждения. Рядом с ней стояла Люба и что-то ей радостно говорила. Зоя смеялась.

Оказывается, Люба забрала зайца и, напевая песенку «Как под горкой, под горой прыгал заинька косой», показывала, как заинька прыгал. Зое это весьма понравилось; по окончании завтрака она задала вопрос Любу: «А где заинька?» Люба, окончив ланч, опять забрала зайца, и они совместно напевали песенку, позже совместно катали в коляске куклу. Затем Люба подошла к воспитательнице и сообщила: «А Зоя больше не плачет».

В то время, когда по окончании долгой болезни возвратилась в группу Машенька, дети доходили к ней, предлагали ей различные игрушки. Надя сообщила: «Не нужно ей петушка и мишку, она куклу обожает» — и протянула ей куклу, которой до этого игралась сама. Ранее Надя стремилась завладеть игрушками и уступала их очень нехотя.

У детей младшей группы часто появляется короткое объединение в игре под влиянием новизны игрушки, тех ее особенностей, каковые сами по себе побуждают к совместной игре. К совместной игре часто побуждают их кроме этого содержание и интересы развертывающейся игры вторых детей.

Заинтересованность малышей довольно часто не выражается в ярком участии в игре, но замечания ребенка, его действия с игрушкой говорят о том, что он смотрит за игрой другого ребенка, сочувствует всему ходу игры. Время от времени дети играются порознь, но на какой-то момент объединяются в игре. Девочки посадили за стол кукол, расставили посуду, поят кукол чаем. Поодаль мальчики Витя и Саша возят на грузовике дрова, накладывают их в плиту. Ставят на плиту кастрюлю. Через некое время Саша снял кастрюлю с плиты и отнес ее девочкам, каковые кормили кукол. «Вот лапша готова»,— сообщил он, повернулся и опять начал возить дрова, то вынимая их из плиты и увозя в второй финиш помещения, то опять привозя их и укладывая в плиту. Ребенок как словно бы играется сам по себе, не принимая участия в бытовой игре девочек, но вот на какой-то момент он делается участником совместной игры. Эти проявления говорят о более высоком этапе развития игры ребенка трех лет.

В развитии общения детей трех лет в ходе игры с игрушкой часто отмечается нарушение установившихся дружеских взаимоотношений, появляется несогласованность. Обстоятельством значительно чаще есть то, что отдельные дети начинают пользоваться в игре правилом, которое еще не стало правилом для всех.

Появление в игре детей правила говорит о относительно большом уровне развития игры. Правило, наметившееся в игре одного ребенка, не сходу делается, но, правилом для другого, и это приводит к нарушению течения игры появляются жалобы на нарушителя правила. «А он мячик ногой пинает», «Коляску нужно за ручку возить», «Мелких кукол в громадную кровать нельзя класть»,— говорят дети, стремясь установить определенный порядок в пользовании игрушками. Верный подбор игрушек, продуманное их комплектование есть одним из ответственных условий успешного развития между детьми дружеских взаимоотношений.

В комплектовании игрушек в младшей группе детского сада видятся две крайности. Часто в начале года в младшей группе видится такое обилие игрушек и по количеству и по заглавиям, что дети, еще не умея сосредоточиться на одной игрушке, их одну за второй, не развертывая игры с ними. Бывает и вторая крайность. Игрушек мало. Недостаточное количество игрушек кроме этого ведет к нередким недоразумениям среди детей.

Видятся и такие игрушки, верного потребления которым дети не находят в силу бедности их опыта, отсутствия жизненных представлений об этом предмете. Воспитателю направляться продемонстрировать, как играться той либо другой игрушкой — «обыграть игрушку», как довольно часто говорят воспитатели: продемонстрировать, как завернуть куклу, как верно собрать башенку, как эргономичнее катать коляску, как катить обруч. Дети, замечая действия воспитателя, подражают ему и именно поэтому усваивают кое-какие приемы применения игрушки.

В каждом детском саду должен быть продуман вопрос о создании самые благоприятных условий для игры детей. Довольно часто в групповой помещении (особенно при отсутствии отдельных спален) для игры отводится одно место на ковре, где планируют все дети, желающие играться. Теснота, невозможность вольно расположиться с куклами и с постройкой мешают формированию игры.

В том случае, в то время, когда для игры дети имеют возможность применять всю площадь помещения, они полнее удовлетворяют собственную потребность в игре, развертывают более содержательные и занимательные игры. Дети смогут поиграть и в одиночку и совместно, побегать с колесом либо мячиком, нормально посидеть с куклой, сосредоточиться на ответе задачи, собирая части дидактической игрушки.

Площадь групповой помещения в типовой постройке детского сада достаточна чтобы на ковре разместить желающих играться в бытовые игры, на столе расположить настольный мелкие игрушки и строительный материал, около шкафа, где в большинстве случаев хранится большой стройматериал, направляться расстелить коврик, на котором дети будут строить. Свободное место посредине помещения употребляется для подвижных игр.

Все игрушки в помещении необходимо размещать так, дабы дети в часы игр имели возможность самостоятельно забрать любую из них.

При организации игр детей направляться пристально относиться к хранению и уборке игрушек. Это ответственное условие для воспитания аккуратности, бережного отношения к вещам. Обучась принимать посильное участие в уборке игрушек, дети начинают подмечать непорядок в группе. Поддержание правопорядка в игрушечном хозяйстве делается привычной обязанностью детей.

Итак, в играх детей младшей группы наиболее значимая роль в собственности готовой игрушке. Под влиянием игрушки у детей появляется план игры. Игрушка оказывает помощь привлечь жизненный опыт детей для развития содержания игры. Игрушка есть как бы связующим звеном между жизненным опытом ребенка и появляющимся планом игры.

Игра с игрушкой побуждает детей к общению, в котором они приучаются согласовывать желания и свои действия с желаниями и действиями вторых детей.

В играх с игрушкой формируются устойчивость поведения детей, их внимательность, волевые качества.

Taylor Swift — …Ready For It?


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: