Глава 1 общий обзор

Развитие геополитической мысли во второй половине XX века в целом следовало дорогами, намеченными основоположниками данной науки. История с Хаусхофером и его школой, над которыми висела ужасная тень интеллектуального сотрудничества с Третьим Райхом, заставляла авторов, занимающихся данной дисциплиной искать окольных дорог, дабы не быть обвиненными в нацизме. Так, американец Колин С. Грэй по большому счету внес предложение применять два слова, для обозначения геополитики: британское geopolitics и германское Geopolitik. Первое должно обозначать англосаксонскую и прагматическую версию этого явления, т.е. труды тех авторов, каковые преемствуют подход Мэхэна, Макиндера и Спикмена, а второе континентальный вариант, наследие школы Хаусхофера, учитывающий кое-какие духовные либо метафизические факторы. Само собой разумеется, это деление очень условно и помогает только демагогическим ходом, продиктованным мыслями политической корректно сти.

Американская и, шире, атлантистская (талассокра тическая) линия в геополитике развивалась практиче ски без всяких разрывов с традицией. По мере осущест вления проектов американцев по становлению всемирный державой послевоенные геополитики-атлантисты только уточняли и детализировали частные нюансы теории, развивая прикладные сферы. Основополагающая модель морской силы и ее геополитических возможностей, превратилась из научных разработок отдельных военно-гео графических школ в официальную интернациональную политику США.

К тому же, становление США сверхдержавой и выход на последний этап, предшествующий окончательной планетарной гегемонии талассократии, вынудил американских геополитиков разглядывать совсем новую геополитическую модель, в которой приняло участие не две главных силы, но лишь одна. Причем существовало принципиально два варианта развития событий или окончательный выигрыш Западом геополитической дуэли с Востоком, или конвергенция двух идеологических лагерей в что-то единое и установление Мирового Правительства (данный проект стал называться мондиализма от французского слова monde, мир). В обеих случаях требовалось новое геополитическое осмысление этого вероятного финала истории цивилизаций. Такая обстановка вызвало особенное направление в геополитике геополитику мондиализма . В противном случае эта теория известна как теория нового мирового порядка . Она разрабатывалась американскими геополитиками начиная с 70-х годов, а в первый раз громогласно о ней было заявлено аммериканским президентом Джорджем Бушем в момент войны в Персидском заливе в 1991.

Европейская геополитика как что-то независимое по окончании окончания Второй мировой фактически не существовала. Только в течение достаточно краткого периода 1959 1968 годов, в то время, когда французким президентом был континенталист Шарль Де Голль, обстановка пара изменилась. Начиная с 1963 года Де Голль предпринял кое-какие очевидно антиатлантистские меры, из-за которых Франция вышла из Северо-Атланти ческого альянса и сделала попытки выработать собствен ную геополитическую стратегию. Но так как в одиночку это государство не имело возможности противостоять талассократиче скому миру, на повестке дня встал вопрос о внутриевро пейском франко-германском сотрудничестве и об упрочнении связей с СССР. Из этого появился известный голлистский тезис Европа от Атлантики до Урала. Эта Европа мыслилась как суверенное стратегически континентальное образование совсем в духе умеренного европейского континентализма .

Вместе с тем к началу 70-х годов, в то время, когда геополитиче ские изучения в Соединенных Штатах становятся очень популярными, европейские ученые кроме этого начинают включаться в данный процесс, но наряду с этим их сообщение с довоенной геополитической школой как правило уже прервана и они вынуждены подстраиваться под нормы англосаксонского подхода. Так, европейские ученые выступа ют как технические специалисты интернациональных организа ций НАТО, ООН и т.д., занимаясь прикладными геополитическими изучениями и не выходя за пределы узких конкретных вопросов. Неспешно эти исследова нии превратились в что-то независимое в региональную геополитику , достаточно развитую во Франции (школа Ива Лакоста, издателя журнала Геродот). Эта региональная геополитика абстрагируется от глобальных схем Макиндера, Мэхэна либо Хаусхофера, мало внимания уделяет основополагающему дуализму, и только использует геополитические методики для описания межэтнических и межправительственных распрей, демографических процессов а также геополитики политических выборов .

Единственная постоянная традиция геополитики, сохранившаяся в Европе с довоенных времен, была достоянием достаточно маргинальных групп, в той либо другой степени связанных с послевоенными националистически ми движениями и партиями. В этих узких и политиче ски периферийных кругах развивались геополитические идеи, прямо восходящие к континентализму, школе Хаусхофера и т.д. Это перемещение совокупно стало называться европейских новых правых. До определенно го момента публичное вывод их легко игнорирова ло, считая пережитками нацизма. И только в последнее десятилетие, в особенности благодаря просветительской и журналистской деятельности французского философа Алена де Бенуа, к этому направлению стали прислуши ваться и в важных научных кругах. Не обращая внимания на большую расстояние, отделяющую интеллектуаль ные круги европейских новых правых от властных инстанций и на их диссиденство, с чисто теоретической точки зрения, их труды являются громадный вклад в развитие геополитики. Будучи свободной от рамок политического конформизма, их идея развивалась довольно независимо и беспристрастно. Причем на рубеже 90-х годов сложилась такая обстановка, что официальные европейские геополитики (значительно чаще уроженцы левых либо крайне левых партий) были вынуждены обратиться к новым правым, их трудам, исследованиям и переводам для восстановления полноты геополитической картины.

Наконец, русская геополитика. Официально признан ная фашистской и буржуазной псевдонаукой геополитика как таковая в СССР не существовала. Ее функции делало пара дисциплин стратегия, военная география, теория международного права и интернациональных взаимоотношений, география, этнография и т.д. И к тому же, неспециализированное геополитическое поведение СССР на планетарной арене выдает наличие достаточно рациональ ной, с геополитической точки зрения, модели поведения. Рвение СССР укрепить собственные позиции на юге Евразии, в береговой территории, проникновение в Африку, дестабилизирующие действия в Южной Америке (призванные внести раскол в пространство, контролируемое Северо-Американскими Штатами по теории Монро) а также вторжение войск СССР в Афганистан (чтобы рассечь американскую анаконду, стремив шуюся приблизить стратегические границы талассокра тии прикасаясь к южным границам географической оси истории) и т.д. Такая последовательная и геополити чески обоснованная политика СССР говорит о существовании какого-либо центра ответов, где должны были сводиться воедино результаты многих традицион ных наук и на основании этого сведения, синтеза приниматься наиболее значимые стратегические шаги. Но социальная локализация этого криптогеополитическо го центра представляется проблематичной. Имеется версия, что обращение шла о каком-то тайном отделе советского ГРУ.

Фактически же геополитика развивалась исключитель но маргинальными диссидентскими кружками. Самым броским представителем этого направления был историк Лев Гумилев, не смотря на то, что он ни при каких обстоятельствах не применял в собственных работах ни термина геополитика, ни термина евразийство, и более того, стремился всячески избежать прямого обращения к социально-политическим действительностям. Благодаря такому осмотрительному подходу ему удалось опубликовать кроме того при советском режиме пара книг, посвященных этнографической истории.

По окончании распада Варшавского соглашения и СССР геополитика стала в русском обществе опять актуальный. Отмена идеологической цензуры сделала вероятной, наконец, говорить прямо . Не удивитель но, что первыми в восстановлении геополитики участвовали национально-патриотические круги (газета Сутки, издание Элементы). Методика была такой впечатляющей, что инициативу перехватили и кое-какие демократические перемещения. В недалеком будущем по окончании перестройки геополитика стала одной из популярнейших тем всего русского общества.

С этим связан возросший интерес к их наследию и евразийцам в современной России.

Глава №1 Организм человека. Неспециализированный обзор. Биология. 8 класс.


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: