Домен, социальная форма северной цивилизации

“Невооруженным глазом” в современном глобализованном мире возможно рассмотреть три главные цивилизации, причем в случае если различие между “Востоком” и “Западом” прослеживается в течении всей мыслимой истории, то цивилизация “Юга” значительно более молода. Увидим, что “Юг” занимает всего одну геополитическую “единицу” – Афразию, а “Восток” – две. Все остальные геополитические блоки или находятся под прямым управлением “Запада”, или так или иначе соотносятся с ним.

В рамках классического дихотомического подхода Запад имеется цивилизация, базовыми правилами которой есть развитие (время), личность, рациональное и материальное. Восток отличен от Запада во всем: это цивилизация “дао” (пространство, соответствие), ориентирована на коллектив, трансцендентное и духовное. Отношения между Востоком и Западом смогут быть выражены формулой “интерес, но не конфликт”: этим цивилизациям нечего дробить – любая из них обладает той “половиной” мета?онтологической совокупности координат, которая воображает для нее сокровище. [ c .595]

Юг значительно ближе к Западу, чем к Востоку, и не напрасно ислам рассматривается исследователями как христианская по собственной сути цивилизационная структура. Ориентиры Юга – время, рациональность, материальность. Но – масса вместо личности.

Теория идентичностей предвещает, что чем меньше различия в аксиологии (совокупности сокровищ) и чем они наряду с этим значительнее, тем бросче конфликт идентичностей. С данной точки зрения Югу имеется что дробить с Западом, и тревога С.Хантингтона в полной мере оправдана.

В рамках нового мета?онтологического подхода вырисовывается следующая картина. Запад целый лежит на КОС?Мическом уровне, но его культуры имеют “родимые” пятна собственного разного происхождения. В случае если Американские Соединенные Штаты изначально строили у себя КОСМОС, то средневековая Европа представляла собой царство ПОЛИСов, а Ватикан и Франция, “старшая дочь католической церкви”, все время воссоздавали хорошие НОМОСные совокупности взаимоотношений. Так что сегодняшнее единство в полной мере может вылиться в важный раскол по линии господствующей архетипической иерархии.

Для Запада начальной и конечной точкой маршрутизации есть человек (ориентация на личность), направление мета?онтологического вращения рационально – онто?деятельность предшествует мыследеятельности, а последняя социодеятельности.

Для Востока маршрутизация начинается в мире идей, направление обхода рационально – от мира идей в мир людей и только после этого в мир вещей: социодействие предшествует онтодействию, оргпроект – проекту. Характерный иерархический уровень – НОМОС.

Наконец, Юг начинает технологические маршруты в мире вещей, находится на иерархии НОМОСа и обходит [ c .596] координатную совокупность в том же направлении, что и все остальные, – рационально. Возможно себе представить Юг, овладевший КОСМическим уровнем иерархии, но это будет уже совсем вторая цивилизация, и “совсем вторая история”.

Итак, восемь цивилизаций С.Хантингтона свернулись в три, причем Запад остался Западом, и в этом смысле наименование одной из глав труда американского исследователя идеально отражает содержание: “Запад против всех остальных”. Различие между замкнутыми, живущими в остановленном (с позиций европейца) времени буддистской и конфуцианской культурами мы выяснили как цивилиза?ционно несущественное. Возможно, напрасно. Исторически Китай постоянно придерживался “рационального” направления обхода, тогда как в культуре Индии прослеживаются трансцендентные устремления. В возможности это может оказаться серьёзным, но, но, не в рамках стратегического подхода С.Хантингтона.

Что вправду приводит к недоумению, так это выделение в независимую сущность Японской цивилизации. Кроме того сами японцы не скрывают, что их утонченная культура представляет собой крайнюю, “островную” форму культуры Китая, из которого Страна Восходящего Солнца заимствовала все – от иероглифов до единоборств. В случае если вычислять особенности японской культуры такими существенными, то и Запад нужно будет разделить на пара фракций: различие Соединенными Штатами и Германией заведомо посильнее, нежели между японией и Китаем.

Довольно латиноамериканской “цивилизации” все уже сообщено. Запрещено же в действительности применять страницы геополитического трактата для обоснования империалистических устремлений, к тому же в далеком прошлом удовлетворенных… Неприятность Африки остается открытой. Возможно дать согласие с С.Хантингтоном, что “в том месте” что?то формируется, но это “что?то” станет кризисом завтрашнего дня.

И еще остается Российская Федерация, которую С.Хантингтон, возможно по договоренности с РПЦ, именует “православной [ c .597] цивилизацией”, не смотря на то, что чуть ли 10% ее населения без шуток относится к религии, и вряд ли более 1 % из “относящихся” способны внятно растолковать, чем православные отличаются от католиков.

Российская Федерация, в особенности Российская Федерация Петра, в большинстве случаев, претендовала на роль независимой культуры в рамках Западной цивилизации. Это рвение стать частью Запада подогревали тесные контакты петербургской элиты с европейскими столицами. Как следствие, Санкт-Петербург, воплощение и столица Империи, скоро купил имидж города более западного, нежели сам Запад. В советское время данный образ пара потускнел, но до конца не стерся.

Постперестроечные события похоронили надежды русском интеллигенции на настоящую унию с западным миром. Во?первых, стало известно, что никто не ожидает Россию в нашем мире. Во?вторых, оказалось, что именно сейчас Евро?Атлантическая цивилизация вступила во время глубокого кризиса, да к тому же была на грани войны. Наконец, в?третьих, определилось, что, следуя методом “конкордата”, Российская Федерация не только отыщет, но и утратит. Возможно, не столько отыщет, сколько утратит.

Исторически сложилось так, что Российская Федерация делает роль “цивилизации?переводчика”, показывая смыслы между Западом и Востоком (а в последние десятилетия – между Западом и югом). Таково ее место в общемировом разделении труда. Положение “мирового переводчика” стало причиной необычному характеру русских паттернов (образов) поведения: они неизменно неосознанно маскировались под чисто западные.

В следствии русский поведенческий паттерн выясняется скрытым от взора социолога: он воспринимается – в зависимости от совокупности убеждений исследователя – или как “недозападный” , или же – как “перезападный”. [ c .598]

В конечном итоге данный паттерн легко второй, что, как мы заметим, дает нам возможность отнести Россию к совсем независимой и неповторимой культуре, имеющий предпосылки к формированию на собственной базе четвертой главной цивилизации современности – Севера.

Первой из таких предпосылок есть наличие в сугубо российской иерархии мира людей отдельного структурного уровня. В случае если Восток (а в известной мере, и Юг) имеется цивилизации этносов/ НОМОСов, в случае если Запад является цивилизацией нуклеарной семьи, развившуюся до КОСМических размеров, то характерным русским явлением есть домен.

Домен является группой людей численностью в большинстве случаев 10?20 человек, идущих по судьбе как единое целое. Домен постоянно имеет фаворита, очевидно неформального, и вся структура домена выстраивается через сотрудничество с фаворитом. Примечательно, что связи в домена не носят национальной, религиозной, родовой, групповой, домашней окраски. Вернее, любой человек связан с фаворитом (и с другими участниками домена) по?различному: для каждой конкретной пары возможно указать природу связующей силы, но придумать единое правило для всего домена нереально. В отличие от кланов домены динамически неустойчивы: они живут ровно одно поколение.

Структура домена выглядит достаточно рыхлой, что не мешает домену реагировать на каждые внешние события как единое целое. Это проявилось, например, по окончании дефолта 1998 года, в то время, когда социальные паттерны восстановились страно скоро – приблизительно на порядок стремительнее, чем это должно было случиться согласно расчетам западных социологов, ориентирующихся на иерархический уровень семьи.

Идентичность домена есть скрытой, исходя из этого его существование возможно установить лишь узкими косвенными [ c .599] изучениями. Весьма похоже, но, что именно доменной структуре русский этнос обязан собственной эластичностью (“ванька?встанька”, как мы знаем, один из общепризнанных знаков русского народа), и высочайшим потенциалом социокультурной переработки.

Влияние домена на продвижение сайта. Как выбрать домен под SEO


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: