Долгая дорога с майлзом

Кова Широкорогая, юная таурен из Громового Утеса, все свободное время посвящала занятию алхимией, вот лишь прогресса в оном покамест не наблюдалось. Дело в том, что помощь со стороны иных, ветшайших и более умелых алхимиков она считала нечестной, посему стремилась руководствоваться только ошибками и собственными изысканиями.

в один раз Кова была призвана в шатер Магаты Ужасный Тотем. Робея, юная таурен перешагнула порог, приветствовала старейшину. Та обернулась к ней с таинственной ухмылкой. Давай-ка выйдем наружу, дитя, — внесла предложение Магата. — Нам необходимо обсудить ответственное дело. Дело, для которого ты подходишь идеально. Я? — изумилась Кова, но тут же забрала себя в руки: Конечно же… госпожа.

Покинув шатер, Магата сказала юный даме, для чего та пригодилась ей. Я очень ценю проницательность и мнение одной провидицы, — молвила старейшина клана Ужасный Тотем. — Ее кличут Дамбила, и она странствует по земле три сезона из четырех. на данный момент мне нужен ее совет, и, по слухам, ее видели к югу из этого в далеких, полный опасностей почвах. Здесь-то и начинается твоя роль. Правда? — недоумевала Кова. — И что же я обязана буду сделать? У меня имеется пара зелий, каковые смогут понадобиться тем, кто отправится на ее поиски… Ты отправишься на ее поиски, Кова, — плутовато улыбнулась Магата. — Отыщи ее и приведи ко мне.

Что? Но… — Кову задание, мягко говоря, ошарашило. — Я? Я… не могу… Можешь, конечно же, — отмахнулась старейшина. Но я не искательница приключений! — обосновывала алхимик. — Я ни при каких обстоятельствах прежде не покидала Мулгора! Легко прими эту идею, — Магата похлопала совсем обескураженную девушку по плечу. — Как бы то ни было, тебе не нужно будет отправляться в путь… вот еще битый час! Госпожа Магата, — набралась воздуха Кова, — со всем уважением к вам, я не воображаю выбор более нелепый! Я изучаю природу… собираю цветы!

Ты делаешь куда больше, нежели цветы, — Магата разом посерьезнела. — Я знаю, что ты сделала у Красных Гор. Благодаря тебе мы одержали победу в той битве. В твоей душе сталь, ее легко необходимо закалить. Но… одна? — с растущим отчаянием вопрошала Кова. — Как я сумею найти путь? Куда я по большому счету отправляюсь? Я, я и не сказала, что ты выступаешь в путь одна, — снова улыбнулась Магата. — У тебя будет спутник… пускай и не совсем таковой, как ты можешь ожидать.

Следуя указаниям Магаты Ужасный Тотем, Кова верхом на кодо пересекла Пустоши, ступила в гоблинский город Ратчет. Старейшина сказала, что именно там она встретит собственного спутника, которого определит по пылающим когтям, по окончании чего они пустятся на поиски Дамбилы, руководствуясь картой, которую девушке передала Магата.

В Ратчете Кова ощущала себя донельзя неуютно. По улицам бродили люди, дворфы, Ночные эльфы… А после этого таурен наткнулась на неистового чернобородого гнома, ростом чуть доходившего ей до колена, и замерла в удивлении — доспехи гнома украшал рисунок пламенных когтей.

Позднее, в таверне, Кова определила имя собственного будущего спутника — Майльс Корбендер, ровно как и тот факт, что он определил о странствии, которое им надлежит предпринять, из мечт. Другими словами, я приснилась тебе? — уточнила таурен. Мне приснилась широкорогая корова с тёмными пятнами, — честно отвечал гном, — и еще какая-та миссия, которую я обязан выполнить. Думаю, это все направляться осознавать скорее метафорически, нежели практически.

Ну, уж я тогда не ожидала найти пылающие когти Магаты на гноме, — честно согласилась Кова, — потому, думаю, мы квиты. Это идиотизм, — набравшись воздуха, дал согласие Мальс. — Гном и таурен… Не обижайся, господин Корбендер, — таурен смерила компаньона взором, — но как ты планируешь не отстать от меня? Тот рекомендовал ей посмотреть в стойло, где он покинул величайшее творение инженерии гномов — механическую курицу, базой которой служил паровой двигатель, а хвост заменяли выхлопные трубы. Подобное творение позвало у Ковы искренний хохот, а Мальс разом набычился.

Следуя указаниям Магаты, пара направилась в Каньон Тысячи Игл, где поднялись лагерем на ночь. Мне тут нравится ночью, — поделился гном, в то время, когда вместе с Ковой они устроились к радостно потрескивавшего костерка. — Прохладно. Думается лучше. К тому же, мне необходимо написать последние строфы. Какие конкретно еще строфы? — заинтересовалась таурен. — Что ты пишешь? Песнь о Майльсе Корбендере, — гордо сказал гном. — Историю нынешних поисков.

О, ясно, — кисло промолвила Кова. — Другими словами, по поводу лично тебя? по поводу твоих поисков? Само собой разумеется, — никак не смутился Майльс. — Так как разумеется, что без меня у тебя ничего не выйдет. Так как в противном случае Магата не послала бы с тобой меня. Я давным-давно желал, дабы обо мне выполняли эпические баллады. Как раз к этому я и стремился.

Последнее вывело Кову из себя и, скрестив руки на груди, таурен объявила, что не испытывает недостаток в помощи наглого, зажравшегося… Излияния ее пресекла свора гарпий, атаковавшая путников. Выхватив клинок, гном устремился в наступление, разя крылатых бестий одну за второй. Кова по мере сил помогала компаньону, творя молнии, но гном не преминул заявить, что не испытывает недостаток в помощи говорящей коровы и, по большому счету, чем она думает, создавая электрические разряды, в то время, когда на нем сорок фунтов металла. Не повышай голос на меня, недоросток! — взбеленилась Кова, пораженная столь возмутительной неблагодарностью. — Я прибила последнюю гарпию за десятую часть того времени, которое бы на это израсходовал ты!

Новые гарпии летели к ним, но гном, разъярившись, обернулся к Кове; борода его гневно топорщилась. Может, и продолжительнее, но, по крайней мере, я никого случайно не пырну клинком! — проорал он. — Сейчас мне ясно, из-за чего тебя отправили совместно со мной! По причине того, что твоя старейшина желала, дабы тебя сопровождал кто-то, у кого достаточно опыта в аналогичных делах!

Гном и таурен набросились друг на друга, к вящему удивлению гарпий. Но, в то время, когда в дело пошли метательные кинжалы и огненные шары, те поспешили ретироваться, от греха подальше…

Все еще дуясь друг на друга, они продолжали путь по пустошам южного Калимдора, а на горизонте замаячили стенки гномьего города, именовавшегося легко — Прибамбас. Имела возможность бы и заблаговременно поведать мне про данный собственный шаманизм, — буркнул Майльс. Предлога не было, — отвернувшись в сторону, процедила Кова. О, да, это именно из тех вещей, упоминать о которых нет необходимости, — едко увидел гном. — Это смешно!

Желаешь — верь, желаешь — нет, — молвила таурен, которую совместное путешествие начало донельзя тяготить. Вправду… что мне по большому счету за дело? — риторически вопросил Майльс. — Это должны были быть мои поиски! Так как как раз так я должен был прославиться? не забываешь? Песнь о Майльсе Корбендере? Как я могу сохранять надежду на заслуженное призвание, в случае если обречен странствовать с тобой? Да ты легко небольшая неточность природы! — снова распалилась Кова, нависая над гномом, на что тот парировал: Но про меня не пишут в меню в тавернах.

Переругиваясь , они достигли города, спешились, нашли ближайшую таверны. Визитёры ее, в число которых входили представители самых разнообразнейших рас Азерота, срочно уставились на столь необычную несколько, но гном, пребывавший в донельзя скверном настроении, срочно оскалился. Что, делать нечего, остолопы! — рявкнул коротышка с порога. — Собственными делами занимайтесь!

Кова отправилась в стойло, дабы накормить собственного кодо, и, возможно, определить у жителей более подробные сведения о местности, потому что карта Магаты была не на высоте. Майльс же проследовал к барной стойке, плюхнулся на табурет, "настойчиво попросил" у гоблина трактирщика самой дорогой выпивки. Осушив первый бокал, он срочно принялся за второй, чтобы выпивкой заглушить снедающую душу злость.

Мастер Физзграмбль, — услышал гном чей-то голос над ухом. — Я буду то же самое, что и данный достопочтенный авантюрист . Запишите его заказ на мой счет! Майльс оторвался от кубка, кинул взор на опустившегося на соседний табурет человека в чёрных доспехах. Тот приветствовал его лучезарной ухмылкой. Ты так как не возражаешь, в случае если я проставлю тебе выпивку, странник? — полюбопытствовал человек. — Беллтазор из Даркшира, к твоим услугам. Благодарю, — пробурчал гном. — Хоть кто-то в нашем мире еще способен на хорошие поступки.

Доброта! — срочно подхватил Беллтазор, кивая. — Доброта движет миром, правильно? Она имеется у всех… лишь не все ее проявляют. Это как истории, правильно? Так как у каждого имеется собственные истории? Слово истории вынудило Майльса более пристально посмотреть на человека по-иному. Возможно, высшие силы наконец-то отправили ему благодарного собеседника?..

И гном принялся изливать первому встречному душу, не забывая по ходу дела как направляться прикладываться к кубку. Вот так я был обречен оставаться… с данной коровой… вот уже пара дней, занимаясь собственными поисками… — жаловался он, — и все из-за какой-то провидицы, за которую я крысиного хвоста не дам. Всласть посмеявшись, Беллтазор распрощался с новым привычным и покинул таверну…

Вскорости Майльс и Кова покинули Прибамбас, продолжив путь по пустошам. Таурен наконец-то определила от мастера-конюшего наименование места, на которое показывала карта Магаты — кратер Ун’Горо.

Пустоши поменяли пески пустыни, где иногда показывались гиены и скорпионы, но никакого кратера покамест путники не увидели. До тех пор, пока не додумались оглядеться по сторонам. Кратер был воистину огромен, да и то, что они посчитали простой пустынной равниной, было в действительности его дном. Что страно, пески пустыни быстро сменялись зелеными джунглями.

Что же создало данный кратер? — выдохнул Майльс. Не знаю, — Кова покачала рогатой головой. — Что-то громадное. А как оказалось, что джунгли соседствуют с пустыней? — недоумевал гном. И снова у таурена не было ответа на данный вопрос.

Огромные москиты и кроколиски бледнели в сравнении с означившемся на горизонте силуэтом огромного ящера, и путники, сверившись с картой, поспешили как возможно скорее достигнуть цели, только бы не появляться у него на пути. Путь, указанный на карте, привел их к маленькому лагерю в пещере на краю кратера, у которого таурена и гному встретил юный человек, из-за поясницы которого опасливо выглядывала женщина.

Нечасто здесь появляются путники, — улыбнулся парень, представившись Маршалом. — Что привело вас в данный забытый всевышними зеленый преисподняя? Если вы столь ненавидите это место, отчего же остаетесь тут? — полюбопытствовала Кова, спешившись. Кристаллы, — пожал плечами Маршал. — Редкие растения. Изучения. На всем этом возможно сколотить хорошие барыши. Поверьте, если бы не это, я бы со всех ног бежал обратно в Штормвинд.

Мы тут кое-кого ищем, — перешла к делу таурен. — Провидицу. Ее кличут Дамбила. Да, она проходила тут пара недель тому, — кивнул мужчина. — Она направлялась на юг, за смоляные ямы. Но не пологаю, что стоит возлагать громадные надежды на то, что найдёте ее в том месте. Твари, облюбовавшие дно кратера… как раз из-за них мы тут, наверху. Птеродактили, диметрадонтры… дьяволозавры особенно. Самый нехороший из них — Король Мош. Будьте предельно осмотрительны, в случае если планируете спуститься в кратер. Назад возвратиться непросто.

Покинув кодо и механическую курицу в Укрывище Маршала, таурен и гном спустились в кратер Ун’Горо, и, прячась от вездесущих динозавров, направились на юг, где в сердце джунглей высилась гора, на вершине которой они рассмотрели лагерь, а на склонах — стихийных духов огня. Возможно, именно там найдут они провидицу?..

Но, опоздал Майльс и шагу ступить в направлении утеса, как почувствовал сталь у собственного горло. Скосив глаза, рассмотрел он ветхого знакомца — Беллтазора из Даркшира, вот лишь на данный момент данный приятный молодей человек почему-то приставил нож к его горлу. Твой мелкий приятель поведал мне о вашей тайной миссии, в то время, когда предавался обильным возлияниям в Прибамбасе, — растолковал Беллтазор разъярившейся Кове, тогда как Майльс стыдливо прятал глаза. — Рассказываете, провидицу ищите, да? Должно быть, она очень драгоценна, в случае если старейшины Громового Утеса отправляют за ней, а? Ты… поведал ему? — таурен не имела возможности поверить в услышанное. — Ты поведал первому встречному о отечественных отыскивании? Я поведал ему о моих отыскивании, коровьи мозги, — огрызнулся Майльс. — Но ты права… это не его дело!

Извернувшись, он ударил ногой незадачливого Беллтазора в пах, а в то время, когда тот согнулся от боли, яростный порыв ветра, призванный Ковой, отбросил подлеца на большом растоянии прочь. Не зная, встретится ли он им еще на пути, таурен и гном продолжили путь к горе, и, найдя пещеру у основания ее, ступили вовнутрь, тем самым избежав необходимости противостоять стихийным духам… Добравшись по пронизывающим гора тоннелям до лагеря, путники лицезрели пожилую орчиху с копной долгих седых волос, перехваченных на макушке.

Дамбела? — неуверенно вопросила Кова. — Это ты? Да, это мое имя, — кивнула провидица. — Я прибыла ко мне в отыскивании уединения, юные люди. Изложите собственный дело либо покиньте меня в покое. Осознаёте, мы пришли, дабы увести вас из этого, — с избыточной прямотой молвила таурен. Быть может, вы не хорошо расслышали меня, — процедила Дамбела. — Я пришла ко мне. Я желаю остаться тут. Из-за чего я обязана уйти? Я… мы… нас отправили ко мне, — запинаясь, молвила Кова. — Старейшина Магата Ужасный Тотем. Вас отправила Магата? — встрепенулась провидица. — Что же вы сходу не сообщили? Конечно же я отправлюсь с вами!

Покинув пещеру, трое пустились было в обратный путь, в то время, когда нежданно увидели окровавленный труп маленького динозавра. Еще сравнительно не так давно его тут не было… А скоро стало ясно и назначение тела — приманка! Запах крови привлек Моша, и громадная рептилия, рыча, нависла над изрядно струхнувшими путниками.

До тех пор пока внимание тех было отвлечено, появившийся за спиною провидицы Беллтазор приставил нож к горлу орчихи, по окончании чего повел ее прочь, покинув таурена и гнома противостоять великану. Кова попросила помочь стихии, обрушила мощь их на Моша, но действия ее не возымели громадного результата. И тогда Майльс Корбендер, испив заранее приготовленного спутницей зелья, наделившего его огромной силой, бесстрашно атаковал динозавра, вонзив меч ему в лапу по самое основание. Динозавр споткнулся, упал, и гном и тауреном ринулись наутек в тот направлении, в котором скрылся Беллтазор.

Но, опасения их были совсем излишни. Дамбела, радуясь, махала им рукой, восседая на теле оглушенного Беллтазора. Я ненадолго усыпали этого невоспитанного молодого человека, — увидела провидица.

Безо всяких приключений они добрались до Укрывища Маршала. По окончании сражения с Королем Мошем Кова и Майльс стали воистину неразлучны, прошлое недоверие сменилось искренней дружбой.

Я… желаю поблагодарить тебя, — молвил гном, в то время, когда они с Ковой сидели у ствола пальмы, с аппетитом уплетая баранье жаркое. — За то, что спасла мою жизнь. Честно говоря, тебе не стоило этого делать. Так как в эту переделку нас втянул мой болтливый язык. Но в случае если мы не ты, Король Мош точно закусил бы мной, — возразила таурен. — Благодарю, Майльс. — А сейчас ты уже дописал собственную песнь? Собственную легенду? Обессмертил собственный имя? Ну, я думал об этом, — уклончиво сказал Майльс. — Думаю, мне стоит поразмыслить… над некоторыми трансформациями.

По возвращении в Громовой Утес Кова и Дамбела срочно проследовали к шатру Магаты, и старейшина, выступив им навстречу, тепло приветствовала провидицу. Не могу выразить словами, как я счастлива тебя видеть, — понизив голос, добавила Магата. — Если ты будешь рядом, данный дурак Кайрн так и не осознает, откуда пришелся удар. Легко сообщи, что ты желаешь определить, — улыбнулась провидица. — Я к твоим услугам.

Указав провидице на шатер, приготовленный да нее, Магата подошла к смущенно замершей поблизости Кове. Я знала, что ты справишься, — молвила старейшина. — Кроме того не сомневалась в этом. Ну, честно говоря, госпожа Магата, — засмущалась Кова, — я так как была не одна. Нет? — плутовато прищурилась Магата. — Другими словами, желаешь заявить, что спустилась в кратер Ун’Горо не одна? Никоим образом, — покачала головой Кова. — Если бы не Мальс… меня бы на данный момент тут не было. Ровно как и Дамбелы. Другими словами… тебе помогли, и финиш свете от этого не наступил, — молвила Магата, прозрачно намекая на их прошедшую беседу, и сейчас Кова дала согласие с ней. Я усвоила собственный урок, госпожа, — кивнула она. — Нет ничего ужасного в том, дабы принять чью-то помощь. И самое приятное, в то время, когда эта помощь исходит от настоящего приятеля!

…А в лагере у основания Громового Утеса чернобородый гном, взобравшись на пенек, кричал, обращаясь к потенциальным слушателям, в число которых входили авантюристы множества рас. Самая эпическая история из слышанных вами! — надрывался гном. — История о доблести… сражении… предательстве! Песнь, которую снова и снова будут повторять во всем мире… Песнь о Майльсе Корбендере и Кове Широкорогой! А сейчас слушайте… Все началось одним красивым днем, очень похожим на сегодняшний…

Vlog: Продолжительная дорога на МОРЕ // РУМ — ТУР // ROOM TOUR


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: