Чего не скажешь о его отпрысках.

Да нет же! — быстро возразил Вималананда. — В случае если сын его Салим и был главным разочарованием его жизни, то дочь его Тадж принесла ему величайшее счастье. Он нежно именовал её Диларам. Снаружи она вела себя весьма легко, но внутренний её мир был очень богат. Как-то Акбар задал вопрос её: «Из-за чего ты ни при каких обстоятельствах не наряжаешься в дорогие одежды, дабы поразить придворных?» — «Но на мне и без того надето двенадцать одежек», — ответила она и в подтверждение собственных слов начала снимать их одну за второй. Сняв с себя всё, она стояла перед ним, закрывая обеими руками груди и не думая о том, дабы хоть как-то прикрыть промежность. «Безнравственная девчонка! — гневно проговорил Акбар. — Как ты смеешь в таком виде находиться передо мной? Где твоё целомудрие?» Она ответила: «Папа, неоднократно ты видел меня раздетой, в то время, когда я была маленькой. С того времени у меня выросло вот это, — она указала на собственные груди, — а это, — она совершила рукой между ног, — осталось таким, как было. Вот я и прячу от тебя то, что ты ещё не видел». Что имел возможность сообщить на это Акбар? Она была права. В второй раз она помогла ему победить крайне важную партию в шахматы. Акбар был прекрасным шахматистом, иногда он имел возможность продумывать игру на сотню ходов вперёд. Таких мастеров именуют шатаранги. Забавы для он разыгрывал партии на намерено вымощенным дворе, применяя собственных придворных в качестве шахматных фигур. Ты и по сей день можешь видеть, как это было, в Фатехпур Сикри.

Но в тот раз он зашёл через чур на большом растоянии. Соперником его был один весьма знатный вельможа. Акбар был так не сомневается в собственном мастерстве, что поставил на кон всё дочь и своё царство в придачу. Но игра не сложилась, и по окончании очередного хода соперника Акбар глубоко задумался. Он осознал, что в случае если ему в голову не придёт какое-нибудь блестящее ответ, то следующим ходом он возьмёт мат — со всеми вытекающими последствиями.

И тогда Диларам посоветовала ему, как победить в игре. Она подошла и пропела: «Отправься ладьей ко мне, и он ответит вот так, другого выхода нет. Позже передвинь пешку на два поля вперёд, и поставишь мат. Так ты не утратишь собственную Диларам». Акбар сделал так, как она сообщила, и победил. Он предлагал ей множество различных вещей в приз за помощь, но она на всё отвечала отказом. Она не вышла замуж, а в то время, когда погиб Акбар, она покинула всё и ушла в Гокул, где жил Кришна, будучи ребёнком. Она весьма обожала Кришну. Добравшись до Гокула, она сообщила: «Я пришла к тебе, дорогой Кришна». И Кришна забрал её к себе.

Мусульманка, обожавшая Кришну?..

А что тут для того чтобы? Раса Хан, создатель величайших гимнов в честь Кришны, и Ханан-и-Хан Рахим, сын Баирама Хана, воспитателя Акбара, также были мусульманами. Рахим был необычный человек. В то время, когда он являлся губернатором в провинции Авадх, он раздавал подарки, поднимая руку вверх и опуская глаза, дабы выделить, что настоящим дарителем был Всевышний, а не он. Рахим был женат на Арам Бану Бегум, дочери Акбара.

При дворе было хорошо как мы знаем, что мусульманин Рахим стал поклонником Кришны. Исходя из этого фанатически настроенные мусульмане всегда замышляли против него что-нибудь недоброе, всячески хотя его унижения. в один раз они решили устроить поэтический конкурс. Сущность состязания заключалась в том, что участникам давалась первая строки двустишия и к ней необходимо было сочинить вторую. Победителем считался тот, чья вторая строка окажется наилучшей, другими словами будет оптимальнее соответствовать первой. Это состязание, известное в Индии с старейших времён, кроме этого употреблялось, в случае если человек по окончании долгого отсутствия возвращался в родные места, где уже никто не выяснял его и не имел возможности подтвердить его личность. В этом случае предлагавшаяся строка была частью куплета, известного лишь тому, за кого себя выдавал претендент.

Итак, первая строка, предлагавшаяся общему вниманию, была таковой: каффирхе во джо кхьял нахи ислам ка, что в переводе означало приблизительно следующее: «Каждый, кто не верит в ислам, — неверный». Фанатики были уверены, что в этом случае Рахим от них не уйдёт. В случае если во второй строке он сообщит что-нибудь дружественное о Кришне, то это будет прямым оскорблением исламу, и его возможно будет уличить в святотатстве. В случае если же во второй строке он благожелательно отзовётся об исламе, то все заметят, как нестоек он был в собственном почитании Кришны и как легко поступается правилами. Приспособленчество либо ужас опозорят его в глазах всех. Рахиму весьма не нравилась вся эта выдумка. Но Акбар решил настоять, и Рахиму не оставалось ничего другого, как подчиниться императорской воле.

— Фанатики с нетерпением ожидали 60 секунд посрамления Рахима, и скоро месяц, отпущенный по условиям конкурса, истёк. Поэты, собравшиеся во дворце, празднично прославляли ислам и проклинали неверных. Рахиму было назначено выступать последним. Это было на руку его неприятелям, каковые за счёт контраста рассчитывали ещё больше опозорить его. Но в то время, когда пришла его очередь, все онемели от удивления: заданная строка в его двустишии вместо того, дабы первенствовать , стала второй, и целый куплет звучал так:

Ультиматум кукушки. Касается Каждого, эфир от 15.12.2014


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: