Часть ii. — исполнении.

ЦИФРЫ.

На снежный вечер и сырьё на последних числах января, 1817, джентльмен, идя на протяжении Стрэнда, превратилась в улице, на которой Врач Лагард жил, и постучал в доктор дверь.

Он был допущен пожилой раб в зале ожидания на первый этаж. Свет одна маленькая лампа, горевшая на кронштейн крепится к стенке, так был затемнен темно-зеленый цвет как сделать это тяжело, если не нереально, для визитёров собрания случайно выяснять друг друга. Железные деньги-box с фиксированным стол был легко видно. В дрожащем свете маленькой пламя, незнакомец заметил фигуры трех мужчин, сидевших, друг от друга и молчат, кто были лишь присутствующие в помещении рядом с сам.

Так на большом растоянии, как объекты, видно было, не было ничего, дабы привлечь интерес в зале ожидания. Мебель была несложной и аккуратный, и ничего больше. Пожилой слуга протянул карточку, с количество именных на то, дабы новый визитёр, задал вопрос шепотом : Ваш номер будет именоваться, господин, со своей стороны, и провалился сквозь землю. Пара мин. нет ничего, что нарушало глубокой тишины, но не сильный тикающие часы. Через некое время раздался Звонок из одной внутренней помещения, дверь открылась, и джентльмен показался, чьи интервью с Врач Лагард закончилось. Его взор на совещании, есть открыто выразил в одном решительное слово : Мошенник! Не вклад выпал из его руки, в то время, когда он проходил мимо деньги-box на его выход.

Следующий номер (Номер Пятнадцать) был назван по пожилых людей слуга, и первый инцидент случился в необычной серии события, которым суждено случиться в дом Врача в ту ночь.

Друг за другом трое мужчин, что ожидал розу, проверил собственные карты при свете лампы, и сел опять удивлен и разочарован.

Слуга дополнительно разобраться в этом вопросе. Номера обладал тремя визитёров, а не Пятнадцать, Лет шестнадцати-Семнадцати, выяснилось Шестнадцать, Семнадцать и Восемнадцать. Повернувшись к незнакомцу, что прибыл последний, раб сообщил:

Я сделал неточность, господин? Я дал вам Номер Пятнадцать вместо Номер Восемнадцать?

Джентльмен дотянулся собственный номерной карточки.

Неточность, конечно же, был сделан, но не неточность, что раб обязан. Карты, которыми владел последним визитёром был дабы быть карты, ранее принадлежащих обиженных незнакомец, только что удалился из комнаты, Номер Четырнадцать! Как на карте пронумерованы Пятнадцать, она была обнаружена лишь на следующее утро, лежа в угол, опустился на пол!

Действуя на его первый импульс, слуга быстро вышел и, обращаясь к уникальный держатель Четырнадцать, дабы возвратиться и нести его свидетельством этого факта. Двери на улицу были открыты для него по хозяйка, дома. Она была прекрасной дамой, — и джентльмен был, к счастью, задержался, дабы поболтать с ней. Он был , позванной, по ходатайству хозяйка, подняться на лестнице.

Возвратившись в приемную, он обратился к черта вопрос к собравшимся визитёров. Более притворство? — задал вопрос джентльмен, что обожал поболтать с хорошенькой дамой.

Раб-полностью озадачен его собственной глупости-попытка дабы сделать собственные извинения.

О, простите меня, джентльмены, — сообщил он. — Я не опасаюсь, я путать карты я раздаю с картами возвратился ко мне. Я думаю, мне лучше проконсультироваться с моим хозяином.

Слева от себя, визитёры начали сказать шутливо из необычная обстановка, в которой они были размещены. Уникальный держатель Номер Четырнадцать, обрисовывали его опыт Доктора в его личный емкий образ. Я обратился к землякам, дабы поведать мою судьбу. Он первый отправился дремать на ней, и тогда он заявил, что он имел возможность бы сообщить мне, ничего. Я задал вопрос, из-за чего. — Я не знаю, — говорит он. ‘ Яделать, — говорит Я. — мошенник!’ Я готов поспорить, что ты в далеком прошлом шансы, Господа, что вы отыскать его обманщиком, также.

Перед ставки возможно принято либо отклонено, двери внутренний номер был открыт опять. Данный большой, худощавый, тёмный Рисунок новый персонаж показался на пороге, с облегчением мрачно против свет в помещении у него за спиной. Он обратился к визитёрам в эти слова:

— Господа, я прошу вашего снисхождения. Аварии, как мы сейчас думаю, что именно это-что дал до последнего уголка номер уже принадлежащих джентльмен, что бесполезно советовался со мной, может иметь суть, что мы можем никто из нас на данный момент см. В случае если трое визитёров, каковые были так прекрасно, как ожидать разрешит настоящим держатель Номер Четырнадцать проконсультироваться меня из собственной очередь-и в случае если раньше визитёра, что покинул меня обиженны его консультация будет согласия, дабы остаться тут мало больше-что-то может произойти, что оправдает пустяковое жертва собственного удобства. — Десять минут-терпение через чур много прошу?

Три визитёров, кто ожидал продолжительнее посовещались между себя, и (не имея ничего лучшего, как в свое время) ответ о принятии Доктора предложение. Визитёр, что в это верили все, дабы быть humbug-невозмутимо забрал золотую монету из его кармана, подбросил ее в атмосферу, поймал его в его закрытой руке, и подошел к стояла лампа на кронштейне.

Головы остаться, — сообщил он, — Хвосты, иди. Он раскрыл ладонь, и взглянуть на монету. — Решка! Отлично. Продолжайте ваш фокус-покус, Врач, я подожду.

Вы верите в случай, — сообщил Врач, нормально замечая за ним. — Это не мой опыт судьбы.

Он сделал перерыв, дабы до незнакомца, что сейчас держал Номер Четырнадцать пройти его во внутреннюю помещение, после этого, закрыв дверь за его.

Юбилейный концерт Игоря Крутого \


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: