Антиповедение» в культуре древней руси и его функции (концепция б.а. успенского).

Антиповедение, т. е. обратное, перевернутое, опрокинутое поведение — иными словами, поведение напротив, — только характерно для культуры Старой Руси, как и по большому счету для иерархической и средневековой культуры. В собственных конкретных проявлениях антиповедение может обнаруживать сколь угодно громадное разнообразие, но -всякий раз оно сводится к реализации одной неспециализированной модели: это как раз поведение напротив, т. е. замена тех либо иных регламентированных норм на их противоположность; темперамент для того чтобы противопоставления заблаговременно не выяснен, и антиповедение может обусловливать левого и мену правого, низа и верха, переднего и заднего, лицевого и изнаночного, мужского и женского и т. д. и т. п. Так, к примеру, антиповедение может выражаться в том, что те либо иные ритуальные действия совершаются левой рукой либо в обратном направлении; либо в том, что те либо иные предметы переворачивают вверх дном; либо же в том, что одежду выворачивают наизнанку, надевают платье противоположного пола и т. п. Совсем так же антиповедение может проявляться и в говорении напротив —к примеру, в то время, когда говорят не своим голосом, просматривают какой-либо текст от финиша к началу, заменяют слова на их антонимы и т. д. Антиповедение может предполагать, потом, ритуальное воровство, ритуальное святотатство и т. д. и т. п. Итак, формы антиповедения очень разнообразны, но всегда они являются проявлением одного и того же неспециализированного принципа.

Как громадное место занимало антиповедение в русском культурном обиходе, видно из того, что оно было в известной мере регламентировано — наряду с этим регламентированы были как раз не конкретные формы, но самый принцип антиповедения как такового. В определенных условиях — в первую очередь в определенное время и в определенном месте — предполагается отказ от принятых норм и обращение к прямо противоположному типу поведения; это, к примеру, происходило на святки, масленницу, в купальские дни. Кое-какие периоды русской истории характеризуются экспансией антиповедения, в то время, когда оно принимает, так сообщить, национальные формы; так как раз обстоит дело с опричниной при Иване Суровом.

Каковы же функции антиповедения в старой культуре? Мы попытаемся продемонстрировать, что оно могло быть мотивировано различными обстоятельствами — в противном случае говоря, снаружи схожие формы поведения смогут отражать значительно разные культурные традиции. Тем самым смогут быть выделены различные типы антиповедения в соответствии с различными обстоятельствами, его вызывавшими. Остановимся в первую очередь на сакрализованном антиповедении, которое имеет несомненные языческие истоки. Как мы знаем, языческие верования конкретно связаны с культом мертвых (предков). Соответственно, языческие ритуалы в целом последовательности случаев определяются понятием о перевернутости связей потустороннего (загробного) мира. Представление это только обширно распространено, и имеется основания считать, что оно имеет универсальный темперамент; по крайней мере, у самых различных народов бытует вывод, что на том свете правое и левое, верх и низ, переднее и заднее и т. п. изменяются местами, т. е. правому тут соответствует левое в том месте, солнце движется в загробном мире с востока на запад, реки текут в обратном направлении, в то время, когда тут сутки, в том месте ночь, в то время, когда тут зима, в том месте лето и т. д. и т. п.: оба мира — посюсторонний и потусторонний — как бы видят друг друга в зеркальном отображении 1. Для нас значительно, что подобные представления зафиксированы у славян, где они отражаются как в верах, так и в обрядах.

Кстати, представление о перевернутости загробного мира отыскало отражение в «Повести о Февронии и Петре», где Феврония говорит посланнику князя Петра: «Брат же мои ид? через ноги в нави зр?ти». Нужно иметь в виду, что самый облик и поведение Февронии в данной повести имеют четко выраженный мифологический темперамент: она прядет пряжу, перед ней прыгает заяц, наконец, она говорит тайными, каковые имеют в один момент как эзотерическое, так и профаническое содержание 2. Для профана слова Февронии разъясняются в том смысле, что брат ее лезет на дерево за медом (он обязан «л?сти на др?во в высоту чрез ноги в нави зр?ти, мысля абы не урьватися с высоты; аще ли кто урьвется, этот живота гонзнет; этого для р?х, яко ид? чрез ноги в нави зр?ти», поясняет Феврония пришедшему к ней юноше); но, к тому же, в словах Февронии содержится и второй — мифологический либо, в случае если угодно, космологический — суть, который связан с понятием о том, что, взглянув себе через ноги, возможно заметить потусторонний мир либо тех либо иных его представителей (это представление зафиксировано в целом последовательности русских поверий).

Представление о потустороннем мире как о мире с противоположными (перевернутыми) связями особенно четко проявляется в славянских похоронных обрядах, каковые находят наряду с этим широкие типологические параллели. Так, к примеру, одежда на покойнике может застегиваться обратным, если сравнивать с простым, образом — «на левую сторону», и это очевидно связано с тем, что в загробном мире предполагается мена левого и правого. Сходным образом разъясняется обычай выворачивать наизнанку траурные одежды, накидывать в трауре на голову верхнее платье (применяя в качестве головного убора одежду, для этого не предназначенную), т. е. траурная одежда, как и похоронная противопоставляется по методу ношения обычной: это противопоставление в одном случае соответствует противопоставлению лицевой и обратной стороны, в другом — противопоставлению низа и верха и т. п. Отметим кроме этого запрет прикасаться к мертвецу правой рукой, что возможно осознан в связи с тем, что правая сторона в отечественном мире соответствует левой стороне в мире загробном,

и напротив; так же и в римской Империи думали, что «nihil dextrum mortius convenit». не меньше характерно перемещение против солнца на поминках и в погребальном хороводе (что у южных славян носит название «мртвачко коло» либо «коло наопако») — при том, что обычным при перемещении по кругу либо при вращении согласится направление «посолонь», т. е. слева направо, по часовой стрелке; соответствующая позиция может рассматриваться по большому счету как личная реализация левого и противопоставления правого.

Древняя Русь и Викинги (говорит Фёдор Успенский)


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: