А кто сказал, что надежды нет? плохо искали, люди. попробуйте еще раз.

В деннике, как неизменно, было тепло и уютно. Пахло сеном, Оля хрупала овсом, повернувшись ко мне крупом.

Улыбнувшись, я окликнула кобылу, протянув на ладони кусочек сахара.

— Ну, чего ты, Вредина, так на меня обиделась?

Ответом мне было тяжелое сопение. Правда продлилось оно не продолжительно. Мотнув головой, Волна весело потрусила ко мне и, ткнувшись мордой в плечо, достаточно зафыркала.

— Я также скучала, дорогая, — погладила собственную красавицу по тёплому носу и, сунув в зубы принесённое с собой лакомство, отправилась к Прибою.

— Наобнимались? — улыбнулся заслышавший мои шаги Ас и, положив щётку на край перегородки, похлопал вороного по блестящей шее.

— Господи, сколько же нас не было, — набралась воздуха я, выуживая из кармана кусочек морковки.

Ас хмыкнул.

— Да уж. Наподобие уезжали в осеннюю пору, а тут уже сугробы немыслимые.

— Ну, зима-то не так долго осталось ждать закончится, — улыбнулась я.

Оперевшись о стенке, жених прикрыл глаза.

— И ты так нормально об этом говоришь? Тими, ну как ты не осознаёшь. Мы не можем рисковать тобой. Нет муки ужаснее, чем вычислять дни, ожидать вылета Снежи и осознавать, что ты, вероятнее, не возвратишься. Как возможно жить в мире без тебя?

Выронив очередной оранжевый ломтик, я устремила взор на кузена, ощущая, как дрожат пальцы.

— Прошу вас, Ас, не нужно. Не проси. Я не великий храбрец, не Астер, которой всё под силу. Мне также не легко.

— Но ты можешь!…

— ..нет! Нет, я не могу поменять собственное ответ, тем самым обрекая всех… всех на погибель.

Отвернувшись, я стремительными шагами преодолела расстояние до коридора между денниками, но выйти опоздала. Родные руки мягко обняли плечи и, обойдя по кругу, Ас ласково привлёк меня к себе.

— Ты подлинная Ансаби, Тими. И, знаешь, я буду верить в то, что справишься со всем. Верить и обожать.

— Обожать и верить, — эхом отозвалась я и, высвободившись из надёжных объятий, потопала прочь из конюшни.

Всего дни назад открытый Шоном телепорт перенёс нас обратно в Галарэн. Честно согласиться, паломничество принесло совсем не то, на что я рассчитывала и, не обращая внимания на то, что всё поднялось на собственные места, было жутко. Жутко от всего услышанного, от массы информации, упавшей на мою голову и, конечно же, от осознания того, что будущее не только любимых, но и всей земли оказалась в моих руках.

Я легко обычный человек. Воробей из амбара. Да, Тролль, мне кроме того то, что я Дракон, принять было сложно. И сейчас я ощущаю себя плохо. Я просто не знаю, не воображаю, что делать, как быть, как прожить оставшееся мне время. Я не знаю ничего. Я, как будто бы маленькая лодочка в бушующем океане. Лечу без ориентиров, каждое мгновение рискуя разбиться о коварные рифы. Мне пожить обычным человеком. Без кошмаров, алтарей, сил космического масштаба и всего остального. Из-за чего я обязана дрожать, прощаясь с удовольствием существования? Из-за чего кроме того то запретное, чего, я знала, юноши ожидают с нетерпением, какое-то дрянное пророчество превращает чуть ли не в обязанность? Каким дьявольским жребием была выбрана как раз я?! Я наслаждаться судьбой!

«А что на данный момент тебе мешает? – раздался в голове голос Снежи, пробившийся через хаотичные мысли моей подступающей истерики».

«Что мешает? Что мне мешает?! – остановилась я, пробуя протолкнуть куда-либо поднявшийся в горле ком. — Я не могу жить и радоваться, считая дни! Я не могу наблюдать на любимых! Мне больно видеть их глаза! Я прощаюсь с ними ежедневно, любой час. Это невыносимо!»

«То, что Аренион не возвратилась вовсе не свидетельствует, что и тебя постигнет та же участь, — здраво возразила драконица».

«Думаешь, я смогу сделать то, что не удалось демиургу? Да у меня не факт, что пророчество выполнить окажется. А уж выжить…»

«Ты верить в себя. Верить в нас. Мы не знаем всего. Возможно, Аренион погибла позднее. Может и по сей день живёт где-то. Может . Как знать?»

«О Всевышние! Ты сама-то веришь в то, что говоришь? – прислонилась к дереву я, закатывая глаза».

«Я-то? – насмешливо прищурилась драконица».

Я кивнула.

«Само собой разумеется, верю. Возможно не в нас, но в маму. Неужто ты думаешь, что она отправит тебя на смерть?»

«Для мира, — пожала плечами я».

«Да хоть для тысяч миров. Шар’риоран не пожертвует своим ребёнком. Она через чур обожает всех нас. Совершенно верно равно как и паломничество грядущее – это опробование. Выжила в горах, справишься и летом. Какая, по сути, отличие. Я не осознаю твоей логики. Наблюдай, ты нормально (ну, практически нормально) отправлялась в драконьи горы за призрачным знанием и силой, замечательно осознавая, что можешь не возвратиться. И дни ты не считала. Так что изменилось сейчас? То, что второй масштаб происходящего? взглянуть на себя саму. Ты не человек. Ты дракон. Так и наблюдай на всё с драконьего полёта».

Бессильно опустившись на землю, я закрыла лицо руками.

«Мне страшно, Снежа. Страшно. Я не знаю, как мне быть дальше».

Драконица хохотнула.

«Вот весьма интересно, а из-за чего я знаю? Во-первых, не закапывать себя раньше времени. Как настроишься – так и отправится. И вдобавок… и вдобавок попытаться вбить в головы Кианита и Мрака то, что я невесть какое количество времени вбиваю в твою. Живите дальше. Живите, пока имеете возможность. А ты вперёд. Иди, и верь, что всё сложится благополучно».

Глава десятая

Единственное, что нужно делать с дамами, — это обожать их, ну да, обожать. Обожай их, отыщи в себе силы и мужество их обожать. Никаких «но», никаких «время от времени». Если они начинают жаловаться, дай им больше любви. Если они все еще жалуются, дай им еще больше любви. Ирвин Уэлш

Ф

POV Шон

10 MOST VIEWED AUDITIONS OF ALL TIME From Britain’s Got Talent!


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: